ЖУРНАЛ СЕНАТОР о ГЕРМАНИИ ГЕРМАНСКИЙ ФАКТОР: политика – не цель, а всего лишь средство решения экономических задач – об этой аксиоме мы часто забываем
СЕНАТОР - SENATOR
журнал СЕНАТОР - Journal SENATOR

 

         От редактора
         НОВАЯ РОССИЯ
         ФЕДЕРАЛИЗМ
         ПОРТРЕТ СЕНАТОРА
         ИНТЕГРАЦИЯ
         СТОЛЬНЫЙ ГРАД
         РЕГИОНЫ РОССИИ
         КАЛЕЙДОСКОП
 

 

 

 
  

 
А вы у нас были?..
 
Счётчик тиц pr
 Subscribe

РОССИЯ И ЕВРОПА — ГЕРМАНИЯ

ГЕРМАНСКИЙ ФАКТОР
SENATOR - СЕНАТОР - SENAT


 

ВЛАДИМИР ГУТНИК

Владимир ГУТНИКПолитика – не цель, а всего лишь средство решения экономических задач. К сожалению, об этой аксиоме мы часто забываем, выстраивая отношения с тем или иным государством. Возможно, именно в партнерстве с Германией у нас появился сейчас шанс впервые отбросить все исторические и внешнеполитические разногласия и выступить в роли строгих прагматиков. Выгода от этого будет обоюдна. Не надо забывать еще и о том, что ФРГ была и остается самым активным сторонником широкого сотрудничества Евросоюза с Россией. Другими словами, активизируя сотрудничество с Германией, мы тем самым пролагаем себе дорогу в семью европейских народов.
 

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ПРИОРИТЕТ

В недавнем прошлом взаимоотношения между нашей страной и Германией нередко строились на основе исключительно геополитических расчетов. Между тем политики лишь должны создать для предпринимателей благоприятные рамочные условия, хозяйственный порядок, способный притягивать, удерживать и приумножать капиталы. Геополитика бизнесу не только чужда, но и враждебна. Хотя без нормальной политики и ему не обойтись. Успешная стратегия российско-германских отношений должна строиться на понимании того, что их фундаментом должны быть не политические задачи, а хозяйственные интересы. Движение в этом направлении началось после окончания «холодной войны» и объединения Германии, однако настоящий прорыв еще предстоит сделать.

Часто Германию рассматривают лишь в качестве нашего основного торгового партнера. Действительно, именно торговые и финансовые связи создают фундамент для развития многообразных отношений. Однако в условиях глобализации мировой экономики ограничиваться традиционными формами связей – сколь бы важны они ни были - недопустимо. На повестку дня встают задачи интенсивного сотрудничества – производственной и финансовой кооперации, межхозяйственной интеграции и т.д. Правда, реализовать их можно лишь в том случае, если не только в полной мере будет использоваться потенциал торгово-экономических связей, но и возникнет системная совместимость двух экономик.

Последнее означает, что хозяйственные порядки двух стран не будут антагонистичными, правила хозяйствования станут понятными и соблюдаемыми бизнесом, выгодность сделок будет обусловлена рыночным успехом, а не политическими или административными факторами.

Интенсификация экономического взаимодействия более важна, разумеется, для России, чем для Германии. Благодаря этому мы не только сможем найти свою нишу в системе международного разделения труда, не только войдем в общее европейское экономическое пространство, но и модернизируем нашу экономическую и социальную системы. Модернизация России – это ее европеизация, и тут без Германии нам будет трудно.

 

ЦЕЛИ И СРЕДСТВА

Если попытаться в обобщенной форме назвать цели долгосрочного экономического партнерства между нашими странами, то их можно было бы свести к шести основным пунктам.

Во-первых, максимальное использование сравнительных преимуществ обеих стран в международном разделении труда для получения взаимной выгоды от наиболее рационального применения ресурсов и производственных факторов, особенно учитывая заинтересованность Германии в топливно-энергетических ресурсах и нашу – в машинотехнической продукции.

Во-вторых, обеспечение устойчивых хозяйственных связей между фирмами обеих стран, что придаст дополнительную стабильность процессу экономического роста и в Германии, и в России.

В-третьих, использование хозяйственного и правового опыта германской экономики, модели социального рыночного хозяйства и государственной экономической политики для становления российского хозяйственного порядка, а также для создания таких хозяйственных форм, которые обеспечивают набольшую совместимость с немецкими и в целом – с европейскими экономическими структурами.

В-четвертых, большая открытость национальных рынков друг для друга и совместное освоение новых рынков, в частности, в Центральной и Восточной Европе; совместное продвижение высокотехнологичной продукции на мировые рынки.

В-пятых, более активное использование финансовых, управленческих, технологических и иных возможностей немецких фирм для рыночной трансформации российской экономики, использование немецкого потенциала для ускоренной модернизации российских производств.

И, наконец, в-шестых, более тесное партнерство с Европейским союзом и решение российско-европейских проблем с помощью Германии, создание в перспективе устойчивого хозяйственного и политического пространства, включающего расширенный ЕС и Россию.

 

ПОКА ТОЛЬКО ПОТЕНЦИАЛ

Экономические отношения между Россией и Германией уже сейчас отличаются стабильностью, взаимовыгодностью и обладают немалым потенциалом для дальнейшего развития. И как всегда бывает с «потенциалом», используется он далеко не полностью.

Среди причин, мешающих наращивать объемы торговли, – неэффективная и негибкая структура российского экспорта. Если принять во внимание, что в российском экспорте в Германию около 60% составляют нефть и природный газ, а топливные материалы и смазочные масла из всех стран составляют в совокупном импорте Германии лишь 6-7%, то трудно надеяться на существенный рост товарооборота между нашими странами при сохранении старой и неподвижной товарной структуры.

Увеличение немецкого экспорта в Россию тормозится и наличием финансовых проблем: задолженностью российских потребителей германским фирмам и ухудшением с 1995 г. условий кредитования экспортных поставок страховым обществом «Гермес». Но, похоже, в 2001-2002 гг. ситуация стала улучшаться, в том числе и благодаря активизации системы «Гермес».

Вместе с тем все еще весьма слабая инвестиционная деятельность в экономике России не позволяет рассчитывать на существенный рост поставок важнейших немецких экспортных товаров - машин и оборудования, хотя доля этой продукции в импорте Германии составляет в последние годы более 60%. Кардинальные сдвиги в товарной структуре возможны лишь при активном продвижении на рынки обеих стран новых товаров.

Пассивность в этом направлении, оправдываемая низкой конкурентоспособностью российских готовых изделий, с каждым годом снижает шансы на успех, поскольку свободные или вновь открываемые ниши будут захватывать агрессивные фирмы центральноевропейских стран. По сравнению с последними Россия обладает потенциальными преимуществами в наиболее перспективной сфере высокотехнологичных разработок, которые следовало бы использовать значительно интенсивнее.

Германские инвестиции в экономику России пока также недостаточны. Так, в 2000 г. из общей суммы инвестиций Германии, вложенных по всему миру, на Россию приходилось лишь 0,5%. Правда, по общим накопленным капиталовложениям Германия находится на первом месте (на конец 1999 г. почти 24% всех иностранных инвестиций в Россию, а к июню 2001 г. эта доля снизилась до 18,8%). Однако объем прямых германских инвестиций составляет около 8% от общего объема всех прямых инвестиций в России, и по этому показателю Германия занимает лишь 5-е место, уступая не только США и Великобритании, но и Кипру и Нидерландам. Динамика последних трех лет свидетельствует о крайней сдержанности немецких инвесторов, предпочитающих вкладывать капиталы в страны Центральной и Восточной Европы. Это свидетельствует о сохраняющихся высоких инвестиционных рисках в России, во всяком случае, в представлении немецких предпринимателей.

Вместе с тем основным стимулом движения немецких фирм на Восток является открытие и расширение новых и достаточно емких рынков (на втором месте – низкие производственные затраты при наличии высококвалифицированной рабочей силы), а в этом отношении потенциал России гораздо выше, чем у всех центральноевропейских государств.

Однако потенциальные возможности сводятся на нет многочисленными препятствиями. Это прежде всего правовая неопределенность, неблагоприятная для предпринимательства институциональная среда, чрезмерное вмешательство государственных органов в бизнес.

Эффективному бизнесу очень мешает и неразвитость инфраструктуры в провинции. Из-за этого во многом и произошла концентрация немецких филиалов, представительств, а также совместных предприятий в Москве и Петербурге. К тому же лишь треть из них работает в производственной сфере. Тем не менее, инвестиционное сотрудничество на региональном уровне в последнее время развивается все более высокими темпами, прежде всего между Баден-Вюртембергом, Нижней Саксонией, Северным Рейном-Вестфалией и Баварией, с немецкой стороны, и Тюменской, Омской, Пермской, Свердловской областями – с российской. Германские фирмы сохраняют высокую активность во Владимирской и Московской областях.

 

ОЖИДАНИЯ И РЕАЛИИ

Общая макроэкономическая ситуация в России, очевидно, сама по себе не служит препятствием для работы на российском рынке, хотя некоторые сопровождающие ее явления отпугивают инвесторов. Начавшийся в России в 1999 г. экономический рост привел к заметному повышению позитивных ожиданий у потенциальных немецких инвесторов и внешнеторговых партнеров.

Однако правила хозяйствования продолжают беспокоить немецких предпринимателей. Если мы действительно хотим качественно нового, устойчивого и эффективного партнерства, то, прежде всего, следует позаботиться об упорядочении правил, связанных с защитой собственности, предпринимательской ответственностью, соблюдением договоров. Надежды на то, что мы, мол, снизили налоги и теперь к нам пойдут инвесторы, иллюзорны. Ведь дело не только в том, чтобы налоги были низкими, но и чтобы вся налоговая система была понятной и прозрачной, чтобы не было произвольных поборов, осуществляемых местными властями.

Немцы боятся не просто бюрократа, а бюрократа российского – действующего по обстоятельствам. Да и несмотря на все усилия правительства взятка пока остается главным инструментом решения проблем. Может быть, для некоторых наших партнеров этот механизм кажется не таким уж и плохим. Но рассчитывать на понимание и принятие его немцами было бы ошибкой.

Политическая стабильность, разумная и предсказуемая экономическая политика и создание благоприятных институциональных условий предпринимательства в России – важнейшие условия роста вложений немецких фирм в российскую экономику и развития торговых связей. Однако необходимо и решение частных вопросов, прежде всего связанных с финансированием рисков как инвесторов, так и экспортеров.

Целесообразно поставить вопрос о создании специальных страховых фондов, которые исходили бы не из германских внутриполитических задач, а из оценок эффективности конкретных проектов для обеих сторон. В России следует поощрять создание совместных консалтинговых фирм, обеспечивающих разработку или доведение до должного уровня инвестиционных проектов, а также поиск инвесторов и оказание им необходимой поддержки.

Кроме того, переход к реализации проектов, детально проработанных по западным стандартам, облегчит доступ к немецким кредитам. В области финансового сотрудничества целесообразно использовать только целевые кредиты под конкретные проекты. При этом Россия должна четко обозначить свои обязательства по погашению прежней задолженности.

Стремление привлекать немецкие инвестиции не должно привести к созданию для них каких-либо преференций, особых льгот. Но целесообразно подчеркнуто активно работать именно по тем направлениям, которые в наибольшей степени волнуют немецких и вообще европейских предпринимателей. Прежде всего, это правовые аспекты инвестиционного климата в России, где все еще нерешенной остается проблема спецификации и защиты прав собственности. Законодательство о ведении реестров собственников, о депозитариях, о правомочиях корпоративных органов и органов по управлению государственным имуществом весьма запутано и неоднозначно. В закон об акционерных обществах давно пора внести поправки, которые предоставляли бы акционерам большие возможности влияния на политику компании, контроля за директорами, а также усиливали публичность и прозрачность этой формы предпринимательства.

Важны не только сбалансированные, отработанные законы, но и наличие механизмов, обеспечивающих их выполнение. Хотя у западных инвесторов есть позитивный опыт судебных разбирательств в России, в целом судебная система в нашей стране слишком слаба и зависима.

Российские власти должны выработать и реализовывать четкую стратегию поддержки иностранного предпринимательства в стране, а также прилагать значительно большие усилия для диверсификации экспорта, сознавая, что первоначально это будет связано с определенными затратами.

Приоритетный характер следовало бы придать содействию научно-техническому сотрудничеству между нашими странами и поощрению совместных предприятий в сфере высоких технологий. Важной формой сотрудничества, выгодной для обеих сторон, может стать совместное доведение до степени производственного использования российских открытий и изобретений, которые существуют на стадии отдельных образцов и могут быть коммерциализированы. Активного продвижения новых товаров можно добиться, в частности, страхуя риски и предоставляя экспортные гарантии.

Именно в сфере высоких технологий, а не в сырьевом секторе у России есть хорошие шансы, так как она обладает колоссальным интеллектуальным потенциалом, а российское образование относится к числу лучших в мире. Все это рано или поздно начнет притягивать инвестиции, и Германия при активных действиях и проявлениях открытости с российской стороны, может одной из первых переломить негативные тенденции последнего времени.

Весьма перспективна – хотя и не сулит быстрой и масштабной отдачи - поддержка участия на рынках наших стран малых и средних фирм, занимающихся производственной деятельностью. Уже созданы определенные плацдармы для расширения взаимного присутствия: только в Москве находится более 1100 представительств немецких фирм и более 1300 дочерних немецких или совместных российско-германских предприятий, а в целом в России работает более 1350 совместных компаний, около 800 – со 100% участием немецкого капитала и более сотни их филиалов. В ФРГ также действует более 500 российских внешнеэкономических объединений, совместных предприятий и отдельных фирм, а также и свыше 100 смешанных внешнеторговых фирм. Но их деятельность не всегда отличается эффективностью. Недостает именно реальной кооперации.

Важнейшим фактором сотрудничества в среднесрочной перспективе должно стать налаживание германскими фирмами в России экспортоориентированного производства, причем не только готовой продукции, но комплектующих. Производство последних для германских предприятий и предприятий других европейских стран может принести немалые выгоды. Это способствовало бы и углублению производственной кооперации, и взаимному переливу капиталов.

В области традиционных направлений российского экспорта задача состоит в изменении стратегии таким образом, чтобы не просто продавать сырье, но участвовать в предприятиях, перерабатывающих сырье на территории Германии. Накопление опыта, освоение современных технологий позволит переносить это обрабатывающее производство на территорию России или других стран СНГ, но на принципиально новой технической базе.

Плодотворным обещают быть партнерские отношения на уровне регионов. Поэтому первоочередной задачей является работа над созданием их привлекательного имиджа, широкое распространение объективной информации о них. Необходимо поощрять и партнерство «снизу», т. е. между городами, предприятиями, университетами, профсоюзами, общественными и молодежными организациям. Во все большей мере в рамках партнерских связей могут решаться и практические задачи, такие как передача ноу-хау в сфере коммунального самоуправления или поддержка местных экономических проектов.

При выработке стратегии партнерства с Германией, основанной на учете особенностей этой страны, ее положения в Европе и современном мире, России следует сделать демонстративный акцент на нашей приоритетной ориентации на Европу, нашей заинтересованности в теснейшей интеграции с европейскими структурами. Идея формирования общего европейского экономического пространства, включающего и ЕС, и Россию, сложна для реализации, но долго дискутировать на тему «что бы это значило?» было бы неверно. С обеих сторон необходимо постепенно, но последовательно продвигаться к поставленной цели.

 

НАШЕ ДОСЬЕ. Автор – Владимир ГУТНИК

Доктор экономических наук, руководитель Центра европейских исследований ИМЭМО РАН. Окончил экономический факультет и аспирантуру МГУ им. М.В. Ломоносова. В 1981-89 гг. занимался преподавательской работой в Университете дружбы народов, в 1987-88 гг. проходил стажировку в Институте мировой экономики (г. Киль, ФРГ). С 1989 г. работает в Институте мировой экономики и международных отношений РАН и одновременно читает лекции студентам МГИМО МИД РФ.

Профессор Владимир Гутник – специалист в области экономики стран Европейского союза, отличный знаток экономической политики Германии и России, а также теории хозяйственных порядков и трансформационных процессов в экономике. За последние двадцать лет опубликовал более 150 работ.


® Федеральный журнал «СЕНАТОР», свидетельство №014633 Комитета РФ по печати (1996).
Учредители: ЗАО «Издательство «ИНТЕРПРЕССА» (г. Москва); Администрация Тюменской области.
Тираж – 20 000 экз., объем – 200 полос. Полиграфия: ScanWeb (Finland).
Телефон редакции: +7 (495) 764-49-43. E-mail: senatmedia@yahoo.com
.


В с е   п р а в а   з а щ и щ е н ы   и   о х р а н я ю т с я   з а к о н о м   РФ – © 1996-2016.
Мнение авторов необязательно совпадает с мнением редакции. Перепечатка материалов и их использование в любой
форме обязательно с разрешения редакции со ссылкой на Федеральный журнал «СЕНАТОР» ИД «ИНТЕРПРЕССА».
Редакция не отвечает на письма и не вступает в переписку.