ПРЕМЬЕР НОВОГО ПОКОЛЕНИЯ | Очерк-портрет: премьер-министр Правительства Российской Федерации Михаила Касьянова в рамках проекта «Германский Фактор»
СЕНАТОР - SENATOR
журнал СЕНАТОР - Journal SENATOR

 

         От редактора
         НОВАЯ РОССИЯ
         ФЕДЕРАЛИЗМ
         ПОРТРЕТ СЕНАТОРА
         ИНТЕГРАЦИЯ
         СТОЛЬНЫЙ ГРАД
         РЕГИОНЫ РОССИИ
         КАЛЕЙДОСКОП
 

 

 

 
  

 
А вы у нас были?..
 
Счётчик тиц pr
 Subscribe

РОССИЯ И ЕВРОПА — ГЕРМАНИЯ

ПРЕМЬЕР НОВОГО ПОКОЛЕНИЯ
SENATOR - СЕНАТОР - SENAT


 

АЛЕКСАНДР ГОЛОВКОВ

Аналитики и знатоки политической кухни, которые раньше то и дело муссировали слухи о скорой смене премьера, сейчас, похоже, ударились в другую крайность – Михаилу Касьянову все чаще приписывают некие политические амбиции и тщательно выискивают признаки противоречий между Кремлем и Белым домом. В самом деле, его авторитет настолько укрепился, что он уже может «своё суждение иметь», не совпадающее с идеями и приоритетами президентской команды со Старой площади. Но это, однако, не означает, что премьер ведёт или намеревается вести какие-то политические игры без согласования с президентом. Два высших российских руководителя неплохо дополняют друг друга, и интересы их не расходятся – потому, что не могут расходиться по определению. Ибо и для Владимира Путина, и для Михаила Касьянова высший интерес – благополучие и развитие Российского государства.

 

В ИНТЕРЬЕРЕ БЕЛОГО ДОМА

Как доказывает вся практика последних лет, премьер-министром в России стать легче, чем президентом, но труднее – быть. Всенародно избранный глава государства в пределах своего четырёхлетнего срока является самодостаточным лидером, власть которого ограничивается лишь нормами действующего законодательства. Премьер же может быть в любой момент отстранён от должности по личной воле президента, на которую могут оказывать влияние многие факторы, обусловленные общей ситуацией в стране, раскладом сил в российской верхушке, наконец – особенностями личных взаимоотношений двух первых лиц государства. При том, что после развала СССР президентское кресло занимали лишь двое, Борис Ельцин и Владимир Путин, а Михаил Касьянов – уже седьмой глава правительства в новейший период российской истории. И это неудивительно.

Касьянов как премьер приемлем для всех групп и слоёв российского истэблишмента, включая неизменно капризных парламентариев. Он сумел хорошо проявить себя и в многочисленных контактах с международной финансовой и бюрократической элитой. Ну а общественность вполне могла оценить его импозантную внешность, непринуждённую, но при том величавую манеру общения, складную речь и даже особый тембр голоса. Однако вряд ли кто всерьёз станет объяснять карьерные успехи Касьянова его внешностью и манерами. Он выделился из бюрократической массы, а затем вошёл в первые ряды правительственной команды благодаря незаурядным способностям в сфере финансовой дипломатии и менеджмента.

 

ДОРОГА К БЕЛОМУ ДОМУ

Михаил Михайлович Касьянов родился 8 декабря 1957 года в г. Солнцево Московской области. Окончил Московский автомобильно-дорожный институт и Высшие экономические курсы Госплана СССР. После МАДИ Михаил Касьянов отслужил в армии, затем некоторое время работал во Всесоюзном научно-исследовательском институте промышленного транспорта Госстроя СССР, а с 1981 по 1990 год – в аппарате Госплана РСФСР, где прошёл путь от инженера до начальника подотдела Отдела внешнеэкономических связей Госплана.

В 1990 году после избрания Ельцина председателем Верховного Совета РСФСР была произведена реорганизация российских управленческих структур. Вызывавшее раздражение демократической общественности название «Госплан» было изъято из оборота, и должность Касьянова стала называться так: начальник подотдела Управления внешнеэкономических связей Государственного комитета экономики РСФСР. В 1991 году, после очередной реорганизации, он стал заместителем начальника Управления – начальником отдела Управления внешнеэкономической деятельности Министерства экономики Российской Федерации. А с 1992 по 1993 год был начальником подотдела Сводного отдела внешнеэкономических связей Министерства экономики РФ.

В 1993 году Касьянов перешёл в Министерство финансов, где возглавил Департамент иностранных кредитов и внешнего долга. Суть отечественной финансовой политики в то время была такова: политики много, а финансов на всех хронически не хватало. Утверждали бюджет под давлением различных лоббистских группировок, затем собирали в казну что Бог пошлёт, а тратили – кому что Бог даст урвать. Само собой, у минфиновских чиновников имелись огромные возможности решать, кому дать денег, а кому срезать. Их неформальный статус был на порядок выше, чем в других ведомствах. Но зато редко какой руководитель Минфина оставался на своём месте более одного года. Вслед за министрами вылетали из кабинетов их сотрудники и сподвижники – порой с немалым шумом. Касьянова, однако, эти передряги не коснулись. Он, как признанный профессионал, оставался у руля внешних финансовых отношений при нескольких министрах.

В момент прихода Касьянова в Минфин во главе министерства стоял Борис Фёдоров, один из столпов отечественного либерализма, а с 1994 года его сменил Сергей Дубинин, из команды пионеров либеральных реформ. Весь финансово-экономический блок курировал вице-премьер Александр Шохин, также авторитетнейший деятель либерального направления. Внешними долгами в Минфине заведовал другой известный либеральный авторитет финансового дела – первый заместитель министра Андрей Вавилов.

Проблема долгов, особенно долгов советских, была одной из труднейших в российской финансовой политике. Касьянов стал одним из активных участников длительного и очень сложного переговорного процесса, в ходе которого пришлось искать решения, приемлемые для множества кредиторов – государственных и частных финансовых организаций различных стран. Важнейшим результатом тех переговоров стала известная схема, по которой государства-держатели российских долговых обязательств были объединены в так называемый Парижский клуб, а частные организации-кредиторы – в Лондонский клуб. Сроки выплат были значительно отодвинуты.

В решении внутренних финансовых проблем деятельность Минфина и правительства в целом в 1994 году оказалась не слишком удачной, результатом чего стали известные события «чёрного вторника» 11 октября 1994 года, когда резко упал курс рубля, а затем усилилась инфляция. В череде последовавших тогда кадровых перестановок лишились постов многие деятели правительственной команды, а во главе Министерства финансов Сергея Дубинина сменил Владимир Пансков. В 1995 году он назначил Касьянова своим заместителем. Когда весной 1997 года кресло министра финансов занял Анатолий Чубайс, Касьянов не только остался на прежней должности, но и получил статус главного исполнительного менеджера в сфере внешней финансовой политики. Естественно, в рамках стратегических решений, принимавшихся на высшем политическом уровне. Одним из таких решений стал допуск нерезидентов на рынок государственных краткосрочных обязательств, благодаря чему резко увеличились масштабы пирамиды ГКО – на это пошли в надежде, что наметившееся оживление экономики увеличит налоговые поступления и собьёт проценты, под которые государство занимало деньги на внутреннем рынке.

Но к концу 1997 года экономическая конъюнктура резко ухудшилась: на Россию обрушились удары мирового финансового кризиса, упали и цены на нефть и газ. Пирамида ГКО стремительно росла, грозя опрокинуть всю финансовую систему страны. В марте 1998 года президент Ельцин назначил новое правительство во главе с Сергеем Кириенко, которое попыталось осуществить программу обмена краткосрочных долговых обязательств на долгосрочные, которые Россия могла бы обслуживать при некоторой помощи международных финансовых организаций. К реализации этого плана был подключён и Михаил Касьянов – с его участием прошла одна из самых удачных сделок по переоформлению пакета ГКО ценой в 4,4 млрд. долларов в евробонды под весьма умеренный процент. Однако и это не могло компенсировать провал общей стратегии, который завершился известными событиями 17 августа 1998 года.

 

МЕНЕДЖЕР КРИЗИСНОГО ПЕРИОДА

В первые суматошные недели после дефолта, когда никто не мог ещё толком осознать, что произошло, не было недостатков в различных прожектах спасения: от полного запрета использования иностранной валюты внутри страны до полного отказа от валютного суверенитета. Более или менее осмысленные меры по ликвидации последствий финансового краха были предприняты лишь с приходом к власти правительственной команды во главе с Евгением Примаковым. Это правительство изначально мыслилось как коалиционное, где привлечение на ключевые вице-премьерские посты таких "левых" деятелей, как Юрий Маслюков и Геннадий Кулик, должно было компенсироваться введением в команду известных «либералов».

Но самые первые контакты с представителями международных финансовых организаций показали, что «розовый» вице-премьер Маслюков вызывает у западных партнёров однозначную негативную реакцию. Тем не менее проблему долгов как-то надо было решать, и уже 26 сентября 1998 года была создана специальная рабочая группа для проведения переговоров с владельцами ГКО и по вопросу урегулирования госдолга. Михаил Касьянов вошёл в неё и вскоре стал там основным действующим лицом.

Михаила Касьянова тогда постоянно показывали в теленовостях – чаще всего на фоне российских аэропортов и штаб-квартир мировых финансовых организаций. В ходе многомесячного переговорного марафона российским представителям пришлось продвигаться извилистыми путями временных договорённостей. Целью переговоров на первых порах было не достижение соглашения любой ценой, а предотвращение новых ударов по ослабленной кризисом российской финансовой системе. Уже в первые месяцы тактика и стратегия российской финансовой дипломатии принесла результаты, прежде всего – в отношениях с главным кредитором, МВФ. Позиции существенно сблизились, и стала вырисовываться перспектива приемлемого для России соглашения. А это способствовало быстрому усмирению инфляции и началу оживления в реальном секторе экономики.

Несомненные успехи и резко возросший авторитет «главного финансового дипломата» определили его новый статус: 15 февраля 1999 года Касьянов был назначен первым заместителем министра финансов. В марте он стал заместителем управляющего от РФ в Европейском банке реконструкции и развития и тогда же вошёл в состав представителей государства в Наблюдательном совете Российского банка развития.

Но затем переговоры с МВФ резко осложнились из-за событий на Балканах. Одновременно в России разразился острейший внутриполитический кризис, апогеем которого стала отставка правительства Примакова. Указ об этом был подписан 12 мая, и в тот же день решился и вопрос о новом и. о. премьера - Сергее Степашине. Нового министра финансов долго не искали – на эту должность сразу же был назначен Михаил Касьянов. С первых же дней после своего назначения он уверенно взял в руки управление сложнейшим министерским механизмом. Разумно распределив обязанности между заместителями, сам Касьянов мог по-прежнему уделять много внимания проблематике внешнего долга, где необходимо было ещё развязать самые запутанные узлы.

Как раз в это время благодаря российскому посредничеству было достигнуто соглашение о прекращении военных действий на Балканах, после чего отношения России со странами Западного альянса заметно улучшились. Касьянов немедленно воспользовался открывшимися возможностями для завершения переговоров с МВФ, от которого в июле был получен долгожданный транш. Полученные и немедленно возвращённые ему же в счёт погашения долга деньги были не слишком велики, но важен был сам факт нормализации отношений с Фондом, открывавший выход к договорённости с другими кредиторами.

Касьянов спешил развить успех, и уже в начале августа было достигнуто соглашение об отсрочке всех платежей по советским долгам странам – членам Парижского клуба до конца 2000 года. А частным кредиторам из Лондонского клуба был предложен план глобальной реструктуризации долгов, оставшихся от бывшего СССР, с частичным списанием задолженности и переоформлением остальной части в ценные бумаги с длительным сроком погашения. Лондонский клуб не дал своего согласия на касьяновский вариант урегулирования, но и не отверг его. Это уже было большой победой, так как отводило угрозу дефолта по советским долгам – вместо этого начались длительные переговоры, в ходе которых Касьянов рассчитывал добиться не слишком быстрого, но верного успеха.

В сентябре 1999 года в отношениях с «лондонцами» наметились явные подвижки, однако затем переговорный процесс был отягощён обстоятельствами внеэкономического характера. Сначала – раздутые в российских и западных СМИ скандалы вокруг проблем коррупции, апогеем которых стала история с Бэнк оф Нью-Йорк. Затем развернулись широкомасштабные военные действия в Чечне, ставшие поводом для очередной антироссийской истерии. МВФ отказал в очередных кредитах, затормозились и переговоры с Лондонским клубом. Осенью 1999 года «окно благоприятных политических возможностей» захлопнулось, но к этому времени Касьянову уже удалось решить значительную часть принципиальных вопросов по российским внешним долгам. Предварительная договоренность с кредиторами создавала благоприятный фон для общей стабилизации российских финансов и развития позитивных тенденций в реальном секторе экономики.

После прихода на премьерский пост Владимира Путина в начале августа 1999 года положение Михаила Касьянова не изменилось – президентским указом он вновь был утверждён на посту министра финансов. Основным достижением Минфина в последние месяцы последнего года президентства Ельцина стало формирование и утверждение бюджета на 2000 год. Впервые за постсоветский период его заблаговременно утвердили все инстанции законодательной и исполнительной власти. Это был совершенно реальный, выполнимый финансовый документ, который вполне соответствовал всем канонам, определённым для главного финансового закона страны. Завершающее голосование по бюджету стало одним из последних актов Госдумы, избранной в 1995 году, где большинство составляли представители сил, оппозиционных президенту и правительству. Тем не менее, даже они были вынуждены согласиться с логикой документа, представленного министерством финансов.

 

КАСЬЯНОВ И ЕГО КОМАНДА

Приняв обязанности главы государства, Владимир Путин должен был осуществить существенную реорганизацию правительства, которым он продолжал руководить. Он уже  не мог вникать во все подробности работы многочисленных министерств и ведомств, и в этих условиях вполне логичным шагом было назначение всего лишь одного первого вице-премьера – как бы заместителя Путина по правительственной текучке. Не менее логичным, хотя и неожиданным для многих, стало то, что выбрал он на этот пост Михаила Касьянова. Впрочем, для самого исполняющего обязанности президента все было предельно ясно: Минфин на тот момент был де-факто ведущим координирующим ведомством экономического блока. Следовательно, именно Касьянову в наибольшей степени подходила роль главного координатора всей правительственной команды.

Уже за той правительственной схемой, которая вырисовалась в январе 2000 года, проглядывал характерный для нового президента подход к деятельности кабинета министров: все обсуждаемые и принимаемые решения должны рассматриваться в едином комплексе правительственной политики и в соответствии с реальными финансовыми возможностями. Те решения, которые невозможно обеспечить ресурсами, не должны приниматься вовсе, ну а принимаемые следует адекватно обеспечивать и неукоснительно выполнять. Поэтому первый вице-премьер, министр финансов Михаил Касьянов стал ключевой фигурой правительства.

Ситуация для правительства складывалась достаточно удачно. Наблюдался достаточно динамичный рост производства, выполнялись и даже перевыполнялись установленные бюджетные показатели, своевременно осуществлялись текущие платежи по долгам без новых заимствований. К заслугам Михаила Касьянова за этот период, несомненно, следует отнести достижение договорённости с Лондонским клубом о новой реструктуризации долгов СССР, в результате чего общее бремя российского внешнего долга существенно уменьшилось.

Вскоре после избрания Владимира Путина президентом РФ Михаил Касьянов был назначен и.о. премьер-министра. В мае его кандидатура была предложена на утверждение парламента и была одобрена подавляющим большинством депутатов уже при первом голосовании. Когда Михаил Касьянов получил статус полноправного главы правительства, многие аналитики полагали, что касьяновский кабинет будет, прежде всего, командой технократов-профессионалов, ответственных исполнителей политической и экономической стратегии, которую президент станет формировать сам, опираясь на свой личный аппарат. Уже тогда не было недостатка в спекуляциях насчёт того, что Касьянов - фигура временная, что он будет возглавлять правительство лишь до момента, когда Путин подберёт более подходящую кандидатуру на премьерский пост.

Однако большинство подобного рода слухов и прогнозов не оправдалось. Правительство Михаила Касьянова в основном сохранило свою изначальную структуру и большую часть первоначально подобранного кадрового состава. Наиболее значимые перемены произошли весной 2001 года – они затронули исключительно руководителей силовых ведомств, контролируемых лично президентом; структура и состав той части правительства, которую полностью курирует премьер, подверглись лишь незначительным изменениям.

Главным критерием, по которому оценивается деятельность премьера и возглавляемого им правительства, является состояние дел в экономике. И здесь правительству Касьянова есть чем гордиться. Экономический рост, превзошедший все ожидания в 2000-2001гг., продолжился и в нынешнем году, несмотря на неблагоприятную внешнюю конъюнктуру, обусловленную глобальной стагнацией. Начиная с 2001 года, Россия аккуратно расплачивается по всем внешним долгам, не прибегая к новым заимствованиям. Без лишней суеты, но достаточно динамично осуществляется целый комплекс реформ, необходимых для завершения процесса формирования современного рыночного уклада. Некоторые из осуществлённых преобразований, в частности, в налоговой сфере, уже приносят свои плоды, поддерживая и усиливая позитивные тенденции в экономике.

В целом, правительство Касьянова можно считать самым работоспособным и успешным кабинетом за весь постсоветский период российской истории.

 

ОБИТАТЕЛИ БЕЛОГО ДОМА

Нынешняя структура правительства определилась с учётом опыта – как позитивного, так и негативного – многочисленных аппаратных перестроек, осуществлявшихся в ельцинскую эпоху. Впрочем, уже в момент формирования нынешней команды были произведены некоторые упрощения правительственной конструкции. Исключён ранг первых вице-премьеров, сокращён ряд ведомств. В ноябре 2001 года было упразднено Министерство по делам федерации, национальностей и миграционной политике. В 2002 году сокращено с 5 до 4 число вице-премьеров.

Хотя все вице-премьеры формально равны по статусу, однако два из них, Алексей КУДРИН, который также возглавляет ключевое правительственное ведомство – Минфин, и Виктор ХРИСТЕНКО несколько «выше!» других – именно они поочерёдно замещают премьер-министра при его отпусках и командировках. «Под Кудриным», кроме Минфина, ещё и Министерство по налогам и сборам, Минимущество, Государственный таможенный комитет, Федеральная комиссия по ценным бумагам, Госкомстат, а также Министерство экономики и торговли (в части макроэкономики) и ещё кое-что. Христенко курирует Минэнерго, Минатом, Федеральную энергетическую комиссию, Министерство по антимонопольной политике, Минтранс, Министерство путей сообщения, Министерство природных ресурсов, Министерство связи, Минэкономторг (в части внешней торговли) и некоторые другие структуры. Впрочем, проблематика этих двух блоков правительственной команды весьма плотно переплетена, так что многие вопросы Кудрин и Христенко должны решать сообща и к тому же вынуждены постоянно подключать премьера в качестве высшего арбитра при возникновении разного рода бюрократических нестыковок.

Вице-премьер Алексей ГОРДЕЕВ, являясь по совместительству министром сельского хозяйства, курирует также Министерство природных ресурсов, Госкомрыболовства и некоторые другие ведомства, связанные с производством хлеба насущного и с проблематикой природопользования в целом. Следует заметить, что он - первый за последние сорок лет глава многострадального отечественного агропрома, при котором наблюдается устойчивый рост производства сельхозпродукции, а Россия вновь начинает заявлять себя в роли одного из крупнейших поставщиков зерна на мировые рынки.

«Социальный» вице-премьер Валентина МАТВИЕНКО, курирующая Минтруд, Минобразование, Минпечать, Минкультуры и Минздрав, может считаться одним из старожилов Белого дома: свой нынешний пост она заняла еще по предложению Евгения Примакова в драматическом сентябре 1998 года. Тогда Матвиенко обеспечивала распределение по ведомствам своего блока тех мизерных средств, которые в тощем последефолтном бюджете отпускались на медицину, культуру, здравоохранение и иные надобности. Сейчас она является знаковой фигурой, олицетворяющей социальный уклон правительственной политики.

Помимо вице-премьеров имидж и стиль правительственной политики формируется фигурами нескольких наиболее влиятельных министров. В первую очередь это касается Германа Грефа, возглавляющего Минэкономторг. Статус главного реформатора фактически ставит его на уровень, близкий к вице-премьерскому. Ещё один «почти вице-премьер» – министр труда Александр ПОЧИНОК, основной «мотор» преобразований в сфере трудовых отношений. В последнее время резко возросло значение Министерства природных ресурсов, во главе которого в прошлом году встал Виталий АРТЮХОВ, опытнейший администратор и финансовый менеджер.

Илья КЛЕБАНОВ, возглавляющий Министерство промышленности, науки и технологий, ранее занимал пост вице-премьера и курировал оборонно-промышленный комплекс. Сейчас ОПК переживает период радикальных структурных реорганизаций. Существующая схема управления оборонными предприятиями через специализированные агентства скорее всего сохранится лишь в течение времени, необходимого для завершения процесса формирования холдингов. Сейчас оборонно-промышленные агентства напрямую подчинены премьеру, однако и Клебанов по линии Миннауки имеет значительные возможности влияния на процессы преобразований в этой отрасли.

Одним из ключевых функционеров правительственной команды является и руководитель аппарата правительства Игорь ШУВАЛОВ. Как уверяют, это самый близкий к премьеру член правительства. Помимо своих прямых обязанностей он курирует работу Российского фонда федерального имущества и некоторых других околоправительственных структур – это приближает реальный статус Шувалова к вице-премьерскому.

Сюда следует также добавить политически мощную, влиятельную и сплочённую группу министров силового блока. Министр обороны Сергей ИВАНОВ имеет особый статус в российской политике – это наиболее близкий к президенту деятель из высшего эшелона власти. К числу давних друзей и близких соратников Путина относят также и главу ФСБ Николая ПАТРУШЕВА. Ещё один член силового триумвирата, министр внутренних дел Борис ГРЫЗЛОВ, сравнительно недавно вошёл в ближнее окружение главы государства, но уже занял там прочное положение. Традиционно сохраняет значительное влияние и министр иностранных дел Игорь ИВАНОВ. Этому, в частности, способствует личная активность Владимира Путина во внешней политике, которой он в отличие от своего предшественника занимается системно и весьма успешно.

Возглавляя правительство, Михаил Касьянов сумел проявить себя как центровая фигура всей команды. Он изначально не примыкал ни к одной из группировок и тем более никогда не был чьим-то ставленником. Это позволило ему найти необходимый тон во взаимоотношениях как со своими подчинёнными, так и с президентом. В конечном итоге деятельность премьера в огромной степени способствовала превращению правительственной команды в весьма слаженный коллектив, в котором постепенно стёрлись линии разделения между выходцами из различных политико-бюрократических кланов.

Михаил Касьянов выглядит отнюдь не временной фигурой на вершине политического Олимпа; он – признанный хозяин российского Белого Дома и очевидный политический тяжеловес. В чем-то он напоминает Черномырдина лучших времён, единственного премьера-долгожителя ельцинской эпохи, за исключением одного только обстоятельства - касьяновскую правительственную политику в отличие от черномырдинской российская элита, средства массовой информации и общество в целом признают более правильной и удачной.


® Федеральный журнал «СЕНАТОР», свидетельство №014633 Комитета РФ по печати (1996).
Учредители: ЗАО «Издательство «ИНТЕРПРЕССА» (г. Москва); Администрация Тюменской области.
Тираж – 20 000 экз., объем – 200 полос. Полиграфия: ScanWeb (Finland).
Телефон редакции: +7 (495) 764-49-43. E-mail: senatmedia@yahoo.com
.


В с е   п р а в а   з а щ и щ е н ы   и   о х р а н я ю т с я   з а к о н о м   РФ – © 1996-2016.
Мнение авторов необязательно совпадает с мнением редакции. Перепечатка материалов и их использование в любой
форме обязательно с разрешения редакции со ссылкой на Федеральный журнал «СЕНАТОР» ИД «ИНТЕРПРЕССА».
Редакция не отвечает на письма и не вступает в переписку.