ИСПЫТАНИЕ НА ЗРЕЛОСТЬ | Александр Волков о стереотипах мышления в прошлом: нужен мировой жандарм? Демонтаж полномочий ООН?..
СЕНАТОР - SENATOR
журнал СЕНАТОР - Journal SENATOR

 

         От редактора
         НОВАЯ РОССИЯ
         ФЕДЕРАЛИЗМ
         ИНТЕГРАЦИЯ
         ПОРТРЕТ СЕНАТОРА
         РЕГИОНЫ РОССИИ
         СТОЛЬНЫЙ ГРАД
         КАЛЕЙДОСКОП
 

 

 

 
  

 
А вы у нас были?..
 
ОФИЦИАЛЬНАЯ РОССИЯ
Счётчик тиц pr
 Subscribe

ИСПЫТАНИЕ НА ЗРЕЛОСТЬ

 

Александр ВОЛКОВ,
доктор исторических наук

Александр ВОЛКОВ Начало нового тысячелетия стало для человечества испытанием на зрелость, на гуманизм, на способность цивилизованным путем решать проблемы общежития, на выживаемость в конечном итоге.
 

Конец XIX – начало XX веков ознаменовались дискуссией сторонников социального дарвинизма, утверждавших, что закон естественного отбора универсален и действует в человеческом обществе так же, как в животном мире, и тех, кто верил в способность homo sapiens как субъекта исторического процесса цивилизованно корректировать социальные отношения и социальное развитие, опираясь на некие цели и ценности. XX век дал множество аргументов сторонникам социального дарвинизма. Более того, с появлением ядерного оружия стало очевидным, что борьба за место под солнцем, когда она развертывается уже не между индивидами, а между народами, может привести к гибели человека как вида, а возможно, и всего живого на земле.

Пока, слава Богу, этого не произошло. Даже тогда, когда «противостояние двух общественных систем» доходило до кульминации, как например, во время Карибского кризиса. Homo sapiens раз за разом доказывал, что он все же именно сапиенс, то есть разумный, и способен находить средства урегулирования почти неразрешимых конфликтов. В конце века, с прекращением этого главного противостояния, уже казалось, что опасность самоуничтожения человечества в огне войны отпала совершенно и навсегда. И вдруг…

То, что произошло 11 сентября 2001 года, хорошо известно: некая темная сила обрушилась на привыкшие к спокойствию, считавшие себя защищенными от любого нападения Соединенные Штаты Америки. И в состоянии шока, скажем прямо, не разобравшись толком в том, что случилось, а главное – почему, эта страна немедленно покатила мощную волну ответного насилия на тех, кого сочла нужным объявить виновниками своего несчастья. Не сразу, но скоро стало проясняться, что за этими внешне очевидными, понятными событиями стоит нечто глубинное, сложное и очень важное, созревшее не в один день. А именно, что в мире в тени «противостояния двух систем» не просто изменилась расстановка ведущих сил, но и вызрело новое противоречие, новое противостояние, не менее опасное, чем прежнее: 11 сентября оно прорвалось наружу.

К сожалению, Соединенные Штаты и их союзники не слишком мудрили с исследованием причин происшедшего. Подоплеку жестокого акта террористов объяснили крайне примитивно – на уровне человеческих качеств. Просто плохие люди – террористы напали на хороших людей – американцев. Никто и не спорил, что террористы плохие, ибо нельзя убивать собратьев по планете, случайно попавших под руку, даже если ты обижен и унижен, даже если страдаешь и кого-то считаешь в этом виноватым. Но ведь террор – всего лишь метод борьбы, за которым всегда стоит некое содержание и некая цель. Не ради оправдания террора, а именно ради успешного противодействия ему важно было бы и в названном последнем случае понять глубинные причины явления, не устраняя которые, только ковровыми бомбежками районов базирования истинных и подозреваемых участников террористических актов не добиться желаемого результата.

Так что же за корни у этого нового противостояния, обнаружившего себя 11 сентября? Называют разное: неравномерность распределения богатства между развитыми и слаборазвитыми странами, ощущение народами последних своей униженности, известные проблемы Север – Юг, Восток – Запад, христианство – ислам. Что же главное? Или это сплетение противоречий, вынырнувшее наружу именно с исчезновением противоборства двух общественных систем?

 

ПОРОКИ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

ООН – Организация Объединенных Наций Неравенство многие называют среди причин нынешних противоречий. Процесс глобализации в современном мире развивается таким образом, что узкая группа индустриальных держав, прежде всего США, играют в нем главенствующую роль, выступают в качестве субъекта преобразований, а огромное большинство остальных стран превращается в объект их действий и вынужденно дрейфует в заданном ими направлении. При этом мировая экономика, как отмечает российский министр иностранных дел Игорь Иванов, расслоилась на «зоны роста» и «зоны застоя».

К концу прошлого столетия на десять основных государств-получателей иностранных инвестиций приходилось 70% их общего объема, а на страны с низким уровнем развития – менее 7%. Если в 1960 году доходы богатейших 20% населения мира превышали доходы 20% беднейших в 30 раз, то к 2002 году этот разрыв увеличился еще в три раза. Доход половины населения Земли сейчас составляет менее 2 долларов в день. Следует подчеркнуть, что речь идет не только и не столько о внутристрановом расслоении на богатых и бедных, сколько о расслоении глобальном, о разнице в уровне и качестве жизни стран и народов. Нарастающее экономическое неравенство, связанное с этим чувство униженности и бесправия целых народов, несомненно – элемент той базы, на которую опирается экстремизм вообще и терроризм в частности.

Но неравенство проявляется и в иной ипостаси. В журнале «Сенатор» уже шла речь о том, что Гарвардский профессор Сэмюэл Хантингтон и его коллега из университета Геттингена (ФРГ) Бессам Тиби еще в последние годы прошлого века независимо друг от друга пришли к выводу: в исследовании современных международных процессов большое значение имеет понятие «цивилизация». Хантингтон обратил внимание на огромную опасность «конфликта цивилизаций». Бывший посол Германии в Российской Федерации Эрнст-Йорг фон Штудниц писал недавно в журнале «Общая тетрадь», что самые серьезные конфликты современности происходят на разделительной линии между западной цивилизацией и арабским, мусульманским миром.

Ислам еще в конце прошлого века громко заявил о своих претензиях. Как признает большинство его исследователей, он неоднороден, но общепризнанно и то, что исламский фундаментализм таит в себе серьезнейшие опасности для человечества. Известный британский ученый Эрнест Геллнер писал в своей книге «Условия свободы…», что в наше время в мусульманском мире можно наблюдать устойчивую тенденцию к созданию Уммы, харизматического сообщества, преданного религиозной идее и считающего своим моральным долгом «насаждать ее всюду, где оно обладает какой-то властью или влиянием. Исламский закон формально обязывает мусульманских правителей вести Священную войну за распространение веры не реже чем раз в десять лет (таков максимальный срок перемирия с неверными), если обстоятельства этому благоприятствуют и есть хоть какая-то надежда на победу».

Едва ли можно это игнорировать. Но ведь и «другая сторона» не очень-то задумывается, насколько опасно не считаться с особенностями иной цивилизации. Более того, полагаю очень обоснованной ту точку зрения, что к началу нового века отчетливо обнаружилось: одна цивилизация - трансатлантическая – стала господствующей, прежде всего в том смысле, что она диктует мировому сообществу свои нормы общежития и не позволяет порой народам других цивилизаций жить по собственным законам, в соответствии со своими традициями, менталитетом, общим укладом жизни. Поэтому и логично говорить о неравенстве в новой его ипостаси.

Когда с крушением Советского Союза и всей мировой системы социализма нарушился сложившийся, далеко не лучший, но устоявшийся уже мировой порядок, из хаоса мировых связей, как когда-то из первозданного вселенского хаоса складывались космические структуры и их взаимодействие, стали возникать, хотя еще далеко не оформились, новые противоборствующие тенденции и силы – реальные их носители, претендующие на господство в мире.

 

МЕЖДУНАРОДНЫЙ ТОТАЛИТАРИЗМ

Наверное, это понятие еще эпатирует политологов. Будем говорить для начала о тенденции сосредоточения во властных структурах одной страны или некой международной организации средств глобального господства, об использовании их для воздействия на всю международную ситуацию, о подчинении своим интересам жизни всего мирового сообщества, о навязывании своих стандартов другим народам, о вмешательстве в дела суверенных государств и насильственном подавлении любого протеста против такого вмешательства. Это примерно и соответствует понятию «тоталитаризм» в национальном масштабе.

В исторической ретроспективе мы обнаруживаем примеры стремления к такому тотальному господству, возникавшего в разное время у отдельных государств и режимов. Если не углубляться в древнюю историю, когда влияние даже крупной империи не могло достигнуть глобального масштаба, то можно вспомнить претензии на мировое господство фашистской Германии. Несомненно, мысль о мировом господстве присутствовала в мечтах Сталина. Что-то подобное, но уже в форме фарса, связано даже с именем Хрущева (сошлюсь на знаменитое «мы вас похороним» и ракеты на Кубе, затащенные туда тайком). Собственно, и фашистская, и коммунистическая идеологии содержали претензию на глобальный масштаб влияния, на мировое господство их носителей. Однако никогда еще в мировой истории не складывались столь благоприятные, как сейчас, условия для реализации подобной цели.

Ныне самый реальный претендент на мировое господство – Соединенные Штаты Америки. Они господствуют прежде всего в экономике. Но они вольно или невольно и во всем ином подгоняют жизнь человечества под свои интересы и стандарты. Пусть даже во многом привлекательные, эти стандарты оказываются чуждыми для иных народов и вызывают отторжение, а порой и жесткий протест. С этим связаны и вспышки национализма, и антиглобалистское движение. Во взаимодействии различных цивилизаций, культур, конфессий это проявляется наиболее болезненно.

Вместе с тем, основываясь на грандиозных технических достижениях, США добились подавляющего военного преимущества, многократно превзойдя военную мощь всех остальных государств, вместе взятых. Эта оценка принадлежит видному британскому ученому, лауреату Нобелевской премии мира, одному из первых разработчиков атомной бомбы Джозефу Ротблату. И он обвиняет сегодняшнюю администрацию США в том, что она начинает воспринимать ядерное оружие не как средство сдерживания агрессии, а как инструмент давления на неугодные государства. Борьба с терроризмом, признанным опаснейшей угрозой для всего человечества и привлекшим многие страны в противостоящую ему коалицию, как бы легитимизировала сосредоточение в ряде регионов колоссальных американских военных сил.

Разумеется, терроризм – опаснейшее явление, с ним необходимо бороться самым решительным образом. Носители идей исламского фундаментализма, а тем более – ислам-фашизма (появилось и такое понятие), тоже ведь претендуют на мировое господство. И они тоже обладают новыми вооружениями, новыми возможностями нанести тяжелейший урон своим противникам, основываясь на современных научных достижениях (в области химии, биологии, информатики и других сферах), на применении современных технологий и техники. Но, хотя это мощные организации, они по своим возможностям не равны государству, даже если Аль-Каиду уже и называют «государство-сеть».

Несомненно и то, что препятствие распространению ядерного оружия – благородная миссия. Но не наступает ли момент, когда из-под флага борьбы с этими опаснейшими явлениями, флага, объединившего многие страны и народы, все отчетливее проглядывают амбициозные интересы одной страны. Той самой, пока единственной в мире, которая уже применила ядерное оружие, уничтожив два больших японских города, которая обладает самым крупным запасом разнообразных средств массового уничтожения (список средств, которые по сообщениям той же американской прессы испытали в Ираке, просто ужасает) и которая более всего заботится о том, чтобы ничего подобного не имелось у других. И она сама решает, где провести «зачистку» от оружия массового уничтожения, кто наиболее склонен к его применению, а под такие субъективные оценки может подойти не одна из многих стран.

На этой почве – нарастания противоречий и овладения конфликтующими сторонами новейшим вооружением – происходит, как пишет профессор Бессам Тиби, «милитаризация конфликта мировоззрений».

 

ДЕМОНТАЖ ПОЛНОМОЧИЙ ООН

Казалось бы, сознавая опасность сложившейся ситуации, международные организации должны были принять превентивные меры против насильственного разрешения конфликта, однако это оказалось невозможным опять-таки из-за перевеса сил на одной стороне, из-за особого положения одной страны на международной арене. Уже высказывались мнения, что действия США преследуют куда более широкие цели, чем разоружение и «наказание» Саддама Хусейна, других диктаторов, или насаждение демократии. А именно: США стремятся установить новые правила игры, основанные не на праве, а на силе, закрепить порядок, сложившийся в пору «Бури в пустыне», когда был начат демонтаж системы глобальных полномочий Совета Безопасности ООН, порядок, при котором решения принимаются США и клубом их союзников с меняющейся конфигурацией, а не объединенными нациями. «Иракский кризис» перерос локальные границы и превратился в кризис всей системы современных международных отношений, кризис международного права и кризис демократии.

Буквально ежедневно в Соединенных Штатах звучат речи, побуждающие прислушаться к этому мнению. Приведу хотя бы следующие. Председатель Совета по оборонной политике при Пентагоне Ричард Перл: «Для США было бы большой ошибкой зависеть от решения Совета Безопасности и считать, что мы не можем действовать самостоятельно. Это означало бы лишение президента его ответственности». Заместитель госсекретаря Джон Болтон: «Нет такого понятия, как «Объединенные нации». Есть только международное сообщество, возглавляемое единственной сверхдержавой – США». Разве не звучит в этих высказываниях нечто вроде «Америка превыше всего?». И разве не узнаем мы почти ежедневно о требованиях для Америки и американцев неких особых полномочий и прав, ну, скажем, хотя бы неподсудности Гаагскому международному суду?

Совершенно очевидно, что все это происходит на фоне реального ослабления эффективности деятельности международных организаций. В последние десятилетия росла их численность, создавались новые региональные конструкции, возникали новые как бы отраслевые международные ведомства, но в целом качество взаимодействия стран в рамках основных организаций, охраняющих мир на планете, прежде всего – ООН, отнюдь не улучшалось и даже ухудшалось. Нам уже известно множество примеров, когда вопросы о вмешательстве в дела суверенных государств решаются отнюдь не ООН, не другими международными организациями, а отдельными странами.

Сегодня вопрос о бессилии или, по крайней мере, недостаточном влиянии этих организаций, о необходимости пересмотра их структуры и полномочий – один из самых назревших. ООН не сумела предотвратить войну в Ираке. Самая могущественная страна игнорировала мнение даже тех держав, которые имели право наложить вето на провоенные резолюции, а сами эти державы не нашли способов ей противостоять. Организация Объединенных Наций просто теряет смысл своего существования. Рушится вся система международных отношений, которая так долго и трудно складывалась в прошлом веке, после второй мировой войны, побудившей искать способы предотвращения подобных глобальных трагедий. Мы, осмелюсь сказать, как бы возвращаемся в каменный век, где конфликт разрешался в пользу того, у кого больше дубинка.

Очень печально и то, что мировое сообщество слишком легко согласилось с практической отменой одного из общепринятых прежде принципов международного права – невмешательства во внутренние дела суверенных государств. Появился новый постулат, провозглашенный Генеральным секретарем ООН Кофи Ананом: принцип невмешательства не является основополагающим по отношению к государствам, нарушающим права человека. Как всегда в подобных ситуациях, возникает вопрос: кто решает – «нарушают» или «не нарушают?»

Да, ограничение возможностей тоталитарных режимов, угрожающих другим странам, тем более – применением оружия массового уничтожения – необходимость, борьба за нераспространение ядерного оружия – тоже святое дело. Даже определенные действия, направленные к демократизации таких режимов, могут быть необходимыми и оправданными. Но вот какие действия, по чьей воле, с использованием каких средств – принципиальный вопрос. Пока получается, что все решает тот, кто сильнее. И никто не осмеливается назвать страну, вторгшуюся на чужую территорию, агрессором, только потому, что это самая могущественная держава.

Итак, присутствуют все основные факторы, позволяющие одной стране господствовать над другими. Это экономическое могущество, военное превосходство, слабость международных организаций, обеспечивающих коллективную безопасность, и если не управление международными правовыми нормами, то огромные возможности воздействия на них, а также и на конкретных блюстителей этих норм со стороны той же державы. От чего же в этих условиях зависит реализация возможности одного государства диктовать свою волю другим, осуществление того, что мы назвали международным тоталитаризмом? Почти исключительно от характера власти в этой могущественной стране и воли тех лиц, которые её возглавляют. От того, кого избирают ее граждане во властные структуры. Они теперь, участвуя в выборах, несут ответственность не только перед своими детьми, своим будущим, но и перед всем миром. Но уверены ли мы, что они сознают эту ответственность и способны принимать решения с учетом интересов всего мирового сообщества?

Конечно, как всегда, одной, даже ведущей тенденции сопутствуют другие, действующие прямо противоположно. Есть все-таки надежды на американскую систему демократии, которая во внутренней жизни страны доказывает свою эффективность. Однако почти маниакальная борьба американцев за демократию в других странах, возложение ими на себя миссионерских в этом смысле функций, принимает такие формы, которые побуждают вспомнить старый анекдот: третьей мировой войны не будет, но развернется такая борьба за мир, что на планете не останется ничего живого. Демократия, насаждающая самое себя силой, изменяет своей сущности и становится тоже опасной.

Есть надежды на европейцев, для которых насилие гораздо более неприемлемо, чем для американцев. Мировое сообщество все же организовано, а может быть организовано еще лучше. В мире складывается несколько центров, влияющих на международную обстановку. Очень важно, что три европейских страны – Германия, Франция и Россия объявили на саммите в Санкт-Петербурге о своей приверженности принципам международного права, о признании центральной роли ООН в архитектуре международной безопасности, в разрешении международных проблем и конфликтов.

Конечно, необходимо в соответствии со стремительными переменами в мире модернизировать ООН, совершенствовать ее функции и структуру, но не в сторону снижения ее роли, низведения до одной лишь гуманитарной сферы, как предлагали некоторые международные политические деятели, а в направлении упрочения авторитета и эффективности деятельности этой главной международной организации. Европейцы находятся в процессе поиска адекватных современной ситуации форм предотвращения опасных для человечества своевольных действий какой-либо одной державы. Однако все это еще процесс, и никто пока не может быть уверенным, что он будет развиваться в соответствии с интересами и надеждами большинства народов мира.

Нет, не хочу сказать, что международный тоталитаризм – уже сложившаяся реальность. Не обязательно разовьется та тенденция, о которой говорилось выше. Но глубоко убежден, что существует такая возможность. Она слишком серьезна, чтобы не предпринимать нечто именно для того, чтобы она не реализовалась. А среди таких мер самая важная – именно упрочение ООН. Для нас, для России этого не заменит ничто: ни наше участие в «восьмерке», где мы все-таки на правах младшего брата, ни сотрудничество с НАТО, ни даже плодотворные двусторонние соглашения. Пусть все же сохранится именно «Организация объединенных наций», а не «сообщество, возглавляемое единственной сверхдержавой».

 

СТЕРЕОТИПЫ МЫШЛЕНИЯ ПРОШЛОГО

Недавно по всем континентам прокатилась волна протестов против действий США в Ираке. Что стоит за этим? Просто, думается, сапиенс проснулся и вспомнил: в обыденной жизни демократического государства не наказывают подозреваемых, не завершив расследования. Не обвиняют, не рассмотрев дела по существу, исходя из презумпции невиновности, не приговаривают к наказанию без суда, где соблюдаются определенные нормы и процедуры. И главное: даже если вина доказана, не обязательно расстреливают. А здесь без суда и следствия расстреливали народ.

Позиции участников этого протеста с осознанной лживостью расцениваются иными политиками и «пиарщиками» как защита диктатора Хусейна. Нелепость! Люди защищали принципы цивилизованных человеческих отношений, а конкретнее – нормы международного права. Радость многих иракцев по поводу падения диктатуры – не аргумент в пользу войны, не оправдание ее. Как будут развиваться события, еще неизвестно. А «точечный удар» по Ираку ничего пока не изменил в мире к лучшему. Не доказана его легитимность. Не доказано вообще, что это именно та точка, в которую стоило целить, чтобы добиться каких-либо изменений. Участники протеста вышли на улицы даже не из страха перед войной, а потому, что не согласны с демократией, при которой с ними не считаются в решении таких жизненных вопросов, как развязывание войн.

Вопрос, поставленный всеми этими событиями, оказался даже еще крупнее и шире: способно ли вообще современное человечество, которое в XX веке пережило две глобальные военные катастрофы и не раз находилось на грани третьей, решать проблемы международного общежития без применения оружия, мирным путем.

События последнего времени дают в этом смысле аргументы и оптимистам и пессимистам.

Простой пример. Еще до начала войны в Ираке я высказался в интернете на тему предотвращения обостряющегося конфликта. Имел в виду необходимость противостояния безоглядным действиям на этом направлении с помощью международных институтов. И сразу получил вопрос: кто способен противостоять военной мощи Америки? И чей-то ответ: например, Китай. Нет, возразил еще один собеседник, Китай не имеет военного контингента в Ираке и едва ли захочет ввязаться в военный конфликт с США… Несколько удивленный таким радикальным поворотом мысли на военные рельсы, попытался пояснить свою позицию: я не о военном противостоянии, мир уже может решать такие задачи иными средствами. Это вызвало скепсис, и дискуссия завершилась выводом одного из ее участников: видно, пора чистить свой автомат…

Наверное, в сознании наших граждан, как и граждан многих других стран, слишком еще укоренено представление, что силе можно противостоять только силой, на террор отвечать только террором, в ответ на угрозу оружием сразу стрелять. Но и не только в ответ. «Бей первым, Фредди!» Меня поразило высказывание Маргарет Тэтчер в ее книге «Искусство управления государством»: «Внешняя политика и обеспечение безопасности – это прежде всего использование силы и могущества для достижения собственных целей в отношениях с другими государствами. Я как консерватор абсолютно не боюсь подобного утверждения. Пусть другие попробуют добиться желаемых результатов в международных делах, не опираясь на силу».

Это кажется трезвым суждением реалистичного политика. Но, признав это, вы уже не имеете права бороться за нераспространение ядерного оружия: ведь каждый хочет, коль другие его имеют и называют средством сдерживания, обладать таким же средством. Признав это, вы уже не имеете права не только искать в другой стране средства массового уничтожения, но и осуждать кого-либо, в том числе Хусейна или Ким Чен Ира, которые ровно как и Тэтчер, видимо, считают, что без современного оружия, без использования силы и могущества невозможно «достижение собственных целей в отношениях с другими государствами», что немыслимо «добиться желаемых результатов в международных делах, не опираясь на силу». Или опять-таки – вы числите себя хорошими, а их плохими людьми, и только поэтому применяете к ним и себе различные стандарты? Только поэтому оправдываете войну?

Михаил Горбачев кстати напомнил недавно одно высказывание Джона Кеннеди: если вы думаете, что будущий мир станет Pax Americana, то вы ошибаетесь. Или мир будет для всех, или его вообще не будет.

 

НУЖЕН ЛИ МИРОВОЙ ЖАНДАРМ?

Россия сразу же после 11 сентября заявила о поддержке США в их борьбе с терроризмом, собственно, вступила в антитеррористическую коалицию. Здесь интересы наших стран совпали, как совпадают и во многих других вопросах. Развивающееся сотрудничество с этой великой страной приносит свои плоды, и это прекрасно. Ни в коем случае не следует поддаваться почти животному антиамериканизму, подпитываемому резкими заявлениями отдельных российских официальных лиц и политиков, а также стереотипами общественного мнения прошлых времен. Однако не опасна ли и возникшая в свое время благодаря успехам на этом фронте сотрудничества эйфория? Не стоит ли отойти, при всей важности личных взаимных симпатий политических лидеров, от обманчивых отношений в духе «друг Билл – друг Борис», глубже просматривая стратегические интересы своей страны в системе складывающихся взаимоотношений, заглядывая подальше вперед? Не пора ли перестать ждать от Штатов каких-то подарков, как от богатого родственника, и покупаться на многократно повторенные посулы, скажем, отменить пресловутую поправку Джонса – Веника в ответ на какие-то уступки? Время требует сотрудничества, но без сентиментальности, при спокойной, достойной и жесткой в смысле отстаивания своих интересов торговле по поводу любого соглашения.

Очень тревожат высказывания политиков и публицистов, оправдывающих любые действия США тем, что они несут свободу народам, оказавшимся под гнетом авторитарных режимов. Иные прямо говорят, что мировой жандарм в сложившейся ныне ситуации необходим, мол, лучше уж дрожать перед жандармом, чем перед бандитами. Как будто третьего не дано!

В свое время Василий Осипович Ключевский, наш выдающийся историк, писал: все наши беды происходят от въевшегося в нас за всю тяжелую российскую историю холопства. Холопское сознание, не мыслящее иного существования, как под чьим-то сапогом, не ценящее свободы и не желающее ответственности, приспосабливающееся к униженному состоянию лишь двумя способами – угождением этому сапогу и при возможности хитростью, обманом его же, не могло выработать иного представления о порядке, кроме устанавливаемого насильственно. Оно не раз возвращало нас к воспеванию «сильной руки», к идее той или иной диктатуры внутри страны. Убедившись, что ничего кроме бедствий это не принесло, станем ли распространять холопское мышление на мировой масштаб? Надеюсь, нет!

Вспомнилось выступление в Фонде Горбачева одного из высших в свое время иерархов Русской православной церкви Питирима, разъяснявшего нам, малообразованным в религиозных делах людям, что конец света наступит тогда, когда Господь Бог разочаруется в человечестве, в его способности жить мирно и достойно. И люди могут отодвинуть конец света, если они будут постоянно демонстрировать эту способность. Будь вы верующим или неверующим, трудно не согласиться с логикой этого рассуждения. Богом или историей, но нам предложено сейчас поистине судьбоносное испытание - на право жить.

 

ОТ РЕДАКЦИИ: Уважаемые читатели!
Публикуя этот материал мы хотели привлечь вас к «толковому разговору» по теме, выдвинутой автором: о взаимоотношении различных народов и стран, о роли ООН в решении международных проблем в XXI веке. Удастся ли мировому сообществу восстановить и сохранить коллективные формы обеспечения безопасности после такого удара по ним, как несанкционированная ООН война в Ираке? Останется ли хоть какое-то доверие народов друг к другу, хоть клочок веры в плодотворность коллективного миротворчества, в саму способность предотвращать войны? Как мир будет существовать дальше, если он не выдержит сегодняшнее испытание? Ведь не случайно Папа Иоанн Павел II неоднократно повторял, что война в Ираке – это «крушение человечности».
Ждем ваших писем по электронному адресу журнала: самые интересные, на наш взгляд, письма будут опубликованы на страницах следующего выпуска журнала.


® Федеральный журнал «СЕНАТОР», свидетельство №014633 Комитета РФ по печати (1996).
Учредители: ЗАО «Издательство «ИНТЕРПРЕССА» (г. Москва); Администрация Тюменской области.
Тираж – 20 000 экз., объем – 200 полос. Полиграфия: ScanWeb (Finland).
Телефон редакции: +7 (495) 764-49-43. E-mail: senatmedia@yahoo.com
.


В с е   п р а в а   з а щ и щ е н ы   и   о х р а н я ю т с я   з а к о н о м   РФ – © 1996-2016.
Мнение авторов необязательно совпадает с мнением редакции. Перепечатка материалов и их использование в любой
форме обязательно с разрешения редакции со ссылкой на Федеральный журнал «СЕНАТОР» ИД «ИНТЕРПРЕССА».
Редакция не отвечает на письма и не вступает в переписку.