ПОМОРСКИЙ КАРНАВАЛ. Ирина КОРОСТЕЛЁВА: успех пришёл практически уже после первых выступлений этого коллектива Для Архангельска где фольклорные традици
СЕНАТОР - SENATOR
журнал СЕНАТОР - Journal SENATOR

 

         От редактора
         НОВАЯ РОССИЯ
         ФЕДЕРАЛИЗМ
         ИНТЕГРАЦИЯ
         ПОРТРЕТ СЕНАТОРА
         РЕГИОНЫ РОССИИ
         СТОЛЬНЫЙ ГРАД
         КАЛЕЙДОСКОП
 

 

 

 
  

 
А вы у нас были?..
 
ОФИЦИАЛЬНАЯ РОССИЯ
Счётчик тиц pr
 Subscribe

ПОМОРСКИЙ КАРНАВАЛ

 

Ирина КОРОСТЕЛЁВА

Ирина КОРОСТЕЛЁВА Успех пришёл практически уже после первых выступлений этого коллектива. Для Архангельска, где всегда были крепки фольклорные традиции, а народные и бальные танцы неизменно вызывали самый горячий интерес у зрителей, появление Театра танца Евгения Богомолова стало значительным событием в культурной жизни города. Бурей аплодисментов награждались стремительный, лёгкий «Полёт», нежный лирический «Хоровод», незабываемый темпераментный «Карнавал»…

 

Танцы самобытного театра притягивали к себе людей, завораживали своим темпом, азартом, молодостью и мастерством. А ведь исполняли их отнюдь не отобранные по конкурсу учащиеся хореографического училища, а обычные архангельские девушки-подростки.

Богомолов всегда находит возможности показать публике свой коллектив. Держать таланты втуне он считает преступным. На международных Днях джаза, которые в течение 15 лет собирал замечательный саксофонист Владимир Резицкий, Театр танца импровизировал вместе с музыкантами. И реакция публики, а в зале собирались серьезные ценители музыки, была самая доброжелательная.

Театр Танца Богомолова - АрхангельскНе один год Богомолов вынашивал танцевальную сюиту «Поэма о Севере». Еще в 1984 году на семинаре хореографов в Хабаровске он увидел фольклорные танцы северных народов – нанайцев, ульчей, орочей, чукчей, коряков. А руководитель танцевального ансамбля из Якутска рассказал ему поэтичную народную легенду о любви птиц – реликтовых чёрных журавлей. И однажды всё соединилось. В музыке Жана Мишеля Жара и Андреаса Волленвайдера звучало всё, что он хотел увидеть в пластике: игры молодожёнов в поморском селе, заклинания ненецкого шамана, танцы нерп в Охотском море и парение чаек в Татарском проливе, бег оленей в чукотской тундре и необъятность, непостижимость пространства российского Севера.

…Встали в круг молодицы, ожидающие своих суженых с путины, и полилась над взморьем песня тоскующей, любящей души. Или это белокрылые чайки парят под серебристыми облаками неласкового северного неба? То ли шаль, накинутая на плечи в прозрачности белой ночи, то ли руки-крылья летят-расстилаются навстречу солёному ветру. Проказничает бесшабашный сиверко, так и норовит отобрать шёлковый плат. «Могучий студёный Гандвик, вернёшь ли мне друга сердечного»? Чем ответит великое море: шелестом-плеском тихой волны или грозно рокочущим прибоем? Вознаградится ли ожидание любимого долгожданным поцелуем, ляжет ли на сердце тяжкий камень разлуки и боли – одному Богу ведомо…

Пронзительностью чувств выткан в полотне старинного хоровода образ женщины-птицы – образ, столь милый традициям российского балета, русской сказки и поморской былины. В лексике танцев народов Севера жизнь и язык птиц, рыб, животных, впрочем, как и самого человека, обозначены движениями-символами. Плывет ладошка вверх-вниз – это выглядывает из лунки нерпа: нет ли поблизости её лютого врага – белого медведя; выбирается на лёд, стряхивает с себя воду, нежится под лучами северного солнца. Вот кисть правой руки, волнообразно поднимаясь, ударяется о левую, опускается дугообразно вниз и снова взмывает вверх – так кит играет в море, ныряя и перекатываясь в морской пучине с беззаботностью детёныша.

Театр Танца Богомолова - АрхангельскЗнать и понимать этот язык, к сожалению, дано немногим. Искусство народов, чей характер – по-детски доверчивый – часто ассоциируется в обыденном сознании лишь с анекдотами, остаётся для многих из нас тайной за семью печатями. Но имеющий глаза да увидит; имеющий уши да услышит…

Совсем недавно Театр танца стал муниципальным: смена статуса «любительского» на «профессиональный» произошла не вдруг. За десять лет жизни для части девушек хобби переросло в профессию. Пройдя через многие организационные и творческие перипетии, они, пожалуй, лучше других здесь знают цену этого звания - профессиональная танцовщица. То, что в театре есть люди, все эти годы преданно служащие делу, позволяет без лукавства говорить о самом важном – взаимопонимании, дружбе и человеческом участии, постоянной внутренней готовности к творческому поиску.

В какой-то момент казалось, что Богомолов делает ошибку, отказываясь от многочисленного коллектива, от возможности выбора исполнителей. Но нет, он ещё раз подтверждает, что высокий накал зрительских чувств зависит всё же не от числа артистов на сцене, а прежде всего от умения художника пользоваться всей палитрой выразительных средств театра. Многое становится точнее: форма, рисунок и пластика танца, детали костюмов, декорации, свет. Всё то, что в совокупности и создаёт художественный образ, составляет художественное восприятие.

И сегодня можно с уверенностью утверждать, что именно камерность состава Театра танца позволяет говорить со зрителем более доверительно, вызывать в нем соучастие и сопереживание. Конечно, исполнителям в этой ситуации работать многократно ответственнее и сложнее. Творческий потенциал каждого из них задействован максимально, и возможностей для реализации и самовыражения немало. Горевать, что тебя не включают в постановки, не приходится. Хотя артисты порой и сетуют на то, что для лучшей формы не хватает духа соперничества, здоровой конкуренции.

Когда-то Евгения Богомолова потрясли увиденные в Киеве, где он учился, хореографические постановки Баланчина и Якобсона. Они и обозначили, расшифровали для него понятие «современность». Поэтому его театр танцует и модерн, пластически отражающий современный образ мыслей и жизни людей, живущих на рубеже тысячелетий. Театр Танца Богомолова - Архангельск Так, постановка «Во имя жизни» напоминает о вечных ценностях человеческого бытия: здесь в аскетичном хореографическом рисунке – яростное противостояние любви и ненависти, мракобесия и свободомыслия, красного и чёрного цветов в жизни и в танце. «Летим сейчас!» – одна из самых экспрессивных, «скоростных» композиций, отражающих сумасшедший ритм, в котором живут обитатели современного мегаполиса.

Неизменный восторг вызывает у публики красочный, темпераментный «Карнавал», ломающий стереотипное представление о «замороженности» северян. Накал чувств здесь – как на бразильском праздничном шествии! Совсем другие настроения в экзотическом, томном танце «Айша» и полном достоинства испанском «Романсе влюблённой». А ёрнические «Вурдалаки» – беспощадная ирония над лицемерами и ханжами дня сегодняшнего.

Неугомонный в реализации своих идей и планов, не скупящийся на душевность в отношениях с людьми, Евгений всегда с теплотой вспоминает своих учителей. Валентина Георгиевна Додина – быв шая артистка балета знаменитой Мариинки, она первой заметила его способности к танцу, Михаил Семёнович Годенко – поставивший его первые сольные номера в ансамбле песни и пляски Архангельского гарнизонного Дома Офицеров, киевские педагоги Маргарита Назарова и Александр Зайцев, выпустившие его в профессиональную творческую жизнь.


® Федеральный журнал «СЕНАТОР», свидетельство №014633 Комитета РФ по печати (1996).
Учредители: ЗАО «Издательство «ИНТЕРПРЕССА» (г. Москва); Администрация Тюменской области.
Тираж – 20 000 экз., объем – 200 полос. Полиграфия: ScanWeb (Finland).
Телефон редакции: +7 (495) 764-49-43. E-mail: senatmedia@yahoo.com
.


В с е   п р а в а   з а щ и щ е н ы   и   о х р а н я ю т с я   з а к о н о м   РФ – © 1996-2016.
Мнение авторов необязательно совпадает с мнением редакции. Перепечатка материалов и их использование в любой
форме обязательно с разрешения редакции со ссылкой на Федеральный журнал «СЕНАТОР» ИД «ИНТЕРПРЕССА».
Редакция не отвечает на письма и не вступает в переписку.