БУДНИ БЕЛОМОРСКОЙ СТОЛИЦЫ | Архангельск – один из самых крупных городов Севера
СЕНАТОР - SENATOR
журнал СЕНАТОР - Journal SENATOR

 

         От редактора
         НОВАЯ РОССИЯ
         ФЕДЕРАЛИЗМ
         ИНТЕГРАЦИЯ
         ПОРТРЕТ СЕНАТОРА
         РЕГИОНЫ РОССИИ
         СТОЛЬНЫЙ ГРАД
         КАЛЕЙДОСКОП
 

 

 

 
  

 
А вы у нас были?..
 
Счётчик тиц pr
 Subscribe

РОССИЯ СИЛЬНА ПРОВИНЦИЕЙ!

БУДНИ БЕЛОМОРСКОЙ СТОЛИЦЫ
SENATOR - СЕНАТОР - SENAT


 

ФРЕД ИСКЕНДЕРОВ,
главный редактор

Павел БалакшинАрхангельск – один из самых крупных и значительных городов Северной России. Именно значительных, ибо в течение нескольких веков он играл в судьбе нашей страны особую роль – финансовую, экономическую, международную и геополитическую. Но современный Архангельск переживает нелегкие времена. К сожалению, сегодня он – один из многочисленных «забытых» провинциальных городов.
С нынешним мэром Архангельска Павлом Николаевичем мы встретились в один из тревожных дней, когда в городе на целые сутки отключили электроэнергию. А что такое в конце сентября остаться без горячей воды и света, может в полной мере понять только северянин. И что же будет зимой, которая не за горами? Поэтому беседа, естественно, началась с проблем, которые стоят перед городом.

 

ПОМОРЬЕ – БЕРЕГ НАДЕЖДЫ

«СЕНАТОР»: Павел Николаевич, как живется сегодня жителям Архангельска?
ПАВЕЛ БАЛАКШИН: Как и большинство других городов России, мы живем очень нелегкой жизнью, как в политическом, так и в экономическом смысле. Да, Архангельск и сейчас остается крупным областным центром, обладающим большим природным, экономическим, научным потенциалом. В этом году ему исполнилось 416 лет, у него есть свои славные традиции, самобытная поморская культура. Это город рыбаков, корабелов, лесопромышленников.
Подобно другим областным центрам, Архангельск постоянно испытывает намного большую нагрузку, чем остальные муниципальные образования, так как именно здесь в основном сосредоточены крупные промышленные предприятия, культурные центры, университеты и институты. Естественно, его доходная часть всегда выше, чем у других городов. И потому за счет нашего бюджета покрывается дефицит малых городов и районов области. Достаточно сказать, что Архангельску сегодня достается лишь 49 процентов доходов, которые получаются непосредственно в городе. Хотя я знаю, что в Новгородской области эта доля доходит до 70 процентов.
«СЕНАТОР»: Почему же, на ваш взгляд, сложилась такая неестественная ситуация?
ПАВЕЛ БАЛАКШИН: Наверное, все дело в том, что наша область, за исключением ее столицы, всегда была дотационной. Основной отраслью у нас традиционно считалась лесозаготовительная, которая давала почти 45 процентов доходов региона. На втором месте была оборонная промышленность, на которую приходилось 40 процентов. Вот и посчитайте, какой доход приносили все остальные предприятия!
С переходом к рынку лесозаготовительная отрасль у нас почти в три раза сократила объемы производства, а оборонная – почти полностью остановилась. Естественно, доходная часть в целом по области тоже резко снизилась. Так и получилось, что основная нагрузка легла на Архангельск, который вынужден делиться со всеми двадцатью районами области. Вот это и есть главная причина нынешних наших трудностей, которые осложняют жизнь областного центра.
«СЕНАТОР»: Но ведь в Архангельске есть порт, который с начала XVII века до нынешних дней остается одним из самых крупных на Севере России. Ведь по идее он должен быть одним из крупнейших бюджетообразующих предприятий города?
ПАВЕЛ БАЛАКШИН: Вы абсолютно правы: по идее-то должен. И, кстати, раньше таковым и был: до перестройки порт перерабатывал до 4 миллионов тонн грузов, за последнее десятилетие его объемы снизились до 1 миллиона тонн. Поэтому сейчас доходы резко упали, да и сам порт находится на грани выживания. Более того, мы вынуждены ему помогать, создавать дополнительные льготные условия, чтобы он начал работать. И, надо сказать, многое в этом направлении нами уже сделано. Сегодня порт находится на подъеме, сюда пошли грузы с металлургических заводов Урала и Череповца. Думаю, что через некоторое время ему удастся снова встать на ноги, и тогда, надеюсь, он будет снова в значительной степени пополнять наш городской бюджет.
А ведь известно, например, греческий порт Салоники на 70 процентов наполняет бюджет города. Ну, конечно, мы на такое не рассчитываем, но вполне реально, что наш порт со временем будет давать до 20 процентов поступления в бюджет города. Однако надо, чтобы он как можно быстрее начал работать на полную мощность. Для этого там необходимо создать зону свободного предпринимательства, благоприятные льготные условия для привлечения отечественных и зарубежных инвестиций.

 

ВХОЖДЕНИЕ ВО ВЛАСТЬ

«СЕНАТОР»: Павел Николаевич, давайте вернемся в недавнее прошлое, когда вы возглавляли администрацию Архангельской области. Ведь тогда у вас был другой, нежели сейчас, масштаб деятельности. Вспомните, как вам тогда виделись перспективы города и области.
ПАВЕЛ БАЛАКШИН: Я на посту губернатора отработал шесть лет, так что есть с чем сравнивать. Но если бы вы меня в лоб спросили, кем легче работать – мэром города или губернатором области, то я бы вам ответил, что мэром намного сложнее.
Почему?.. Во-первых, губернатор озабочен, прежде всего, перспективами развития всего региона, формированием бюджета области, но лично не отвечает за то, что в домах нет горячей воды или света. Другими словами, он не находится в постоянном и близком контакте с народом. Чем ближе чиновник к людям, их проблемам и тревогам, тем ему приходится сложнее, тем беспокойнее и тревожнее у него жизнь. И здесь не до отвлеченного философствования или политических дебатов, если тебя конкретно спрашивают, когда будет включено отопление и почему не ходят автобусы или трамваи? А ты должен ответить, причем четко, отчего, и почему, и когда положение будет исправлено. Власть должна обеспечить человека нормальными условиями для жизни и работы. Иначе это плохая власть. Когда ты начинаешь объяснять горожанам, что все проблемы из-за межбюджетных отношений, простой человек этого не понимает и понимать не хочет. Тебя избрали мэром, вот и отвечай, обеспечь людей всем, что им нужно.
«СЕНАТОР»: Как управленец, руководитель и организатор вы прошли большой путь. А с годами, очевидно, менялся ваш кругозор, расширялись и границы вашей деятельности?
ПАВЕЛ БАЛАКШИН: Естественно, приходилось учиться, осваивать новые для себя проблемы, находить способы их решения. Когда я возглавлял Архангельский ЦБК, сфера деятельности тоже была немалой, ведь на комбинате тогда работали около 12 тысяч человек, и он почти 70 процентов своей продукции отправлял на экспорт. У меня к тому времени уже был большой опыт работы, но голова болела только об одном – как произвести больше целлюлозы и как её лучше продать.
Работать председателем облисполкома или губернатором области – совсем другое дело. На этот пост я пришел, как говорится, не мальчишкой, а в солидном возрасте. До того прошел большой жизненный и трудовой путь, в общем, школа у меня была хорошая. Правда, губернатор должен быть не столько хозяйственником, сколько политиком и экономистом. За шесть лет работы мне удалось многое сделать, многое познать, но многое не удалось. Может быть, просто потому, что не дошли руки. Но не потому, что не хватило ума или энергии. Вспомните, какие годы это были: августовский путч 1991 года, расстрел парламента осенью 1993-го... И тогда, и в последующие годы в стране была ужасная неразбериха, каждые три-четыре месяца сменялись премьер-министры, а вся тяжесть этих передряг ложилась на регионы. Только начинаешь что-то менять, как правительство уже другое и курс, соответственно, тоже. И никто ни за что не отвечал. Потому и отношения между регионами и Москвой были крайне сложными, ничего невозможно было сделать из-за неустойчивой политической и экономической обстановки в стране.
Стал мэром и вынужден был учиться как бы заново. Ведь нужно было компетентно разбираться в том, как функционируют все отрасли городской промышленности, как работают предприятия, докеры, коммунальное хозяйство, социальная сфера и многое другое. Ты должен не только знать, как все это делается, но и почему низкие параметры горячей воды и теплоснабжения, почему сегодня нет лекарств, почему старики не получают пенсию. То есть невольно погружаешься в такую пучину проблем и задач, что голова идет кругом.

 

ФУНДАМЕНТ ГОСУДАРСТВА

«СЕНАТОР»: Вы сейчас назвали две даты – август 1991 года и осень 1993 года: сейчас многие говорят, что тогда удалось сохранить российскую государственность именно благодаря органам местного самоуправления и администрациям регионов. Они-то и не позволили стране развалиться на части. Все эти годы отношения между центром и субъектами Федерации были непростыми. А как они, на ваш взгляд, складываются сейчас?
ПАВЕЛ БАЛАКШИН: Я считаю так. Любое государственное устройство должно опираться на местное самоуправление, подобно тому, как любое инженерное сооружение должно опираться на фундамент. Так и есть во всех развитых странах. Российская Федерация тоже провозгласила, что «местное самоуправление – основа российской государственности». Более того, закрепила его в основном Законе страны – Конституции, а позже издала федеральный Закон «О местном самоуправлении в РФ», потом, наконец, появился бюджетный кодекс страны. Все вроде бы шло к тому, что местное самоуправление имеет хорошие шансы на развитие.
В годы советской власти страной управляла партия, которая снизу доверху по вертикали подчиняла себе государство, управляя им от имени народа, то есть местного самоуправления. На деле же Советы никакой реальной властью не обладали и, по сути, лишь исполняли команды партийной верхушки. За последнее десятилетие нам вроде бы предоставили право самим решать свои дела на местах. Но при этом на нас взвалили массу государственных обязательств и полномочий, не подкрепленных источниками финансирования. Например, выплата детских пособий, пенсий, опекунских пособий, льготы ветеранам и инвалидам, прокуратуре, милиции и военнослужащим – все это возложено на местное самоуправление.
В ходе акционирования и приватизации социальную сферу передали в муниципальную собственность. Государство обязывалось выплачивать нам дотации, но из года в год они таяли буквально на глазах, а вот уже два года средства на содержание города и всей социальной инфраструктуры мы вообще не получаем. Поэтому местное самоуправление оказалось между молотом и наковальней: население возмущается, что оно неспособно управлять городом, федеральная власть говорит, что местное самоуправление ни к чему не годится и пытается у него и вовсе отобрать все финансовые ресурсы, чтобы снова управлять нами из Москвы. А нам предоставят только право заниматься уборкой улиц от мусора.
Проблемы местного самоуправления могут быть разрешены только тогда, когда четко будут определены межбюджетные отношения между центром и регионами.
«СЕНАТОР»: Вы не могли бы это показать на примере Архангельска и объяснить, что же происходит на самом деле?
ПАВЕЛ БАЛАКШИН: Ну, к примеру, верстаем мы бюджет города, в котором учитываем все источники дохода – прибыль от предприятий, НДС, подоходный налог с физических лиц и так далее. Сформировав доходную часть, начинаем считать расходную: на зарплату бюджетникам, на лекарства, на коммунальные услуги, на выплаты ветеранам и т.д., и т.п. К тому же областная администрация спускает нормативы: допустим, по ним от прибыли предприятий городу остается 12,95 процентов, от НДС – 9 процентов, от подоходного налога – 87,5 процентов... Подбиваем дебет с кредитом, и оказывается, что расходная часть по этим самым нормативам в полтора раза больше, чем доходная.
Вот конкретный пример этого года. Чтобы город нормально жил и функционировали городские инфраструктуры, чтобы всегда было тепло в домах и ходил транспорт, Архангельску нужно более 2 миллиардов рублей, а в результате нынешних межбюджетных отношений нам фактически перечислен 1 миллиард рублей. Ну, как можно удовлетворить все пожелания людей, которые вполне законно требуют то, что им положено! Аналогичная ситуация сложилась с компенсацией затрат, которые город несет из-за предоставления льгот в соответствии с федеральными законами. Вместо 169 миллионов рублей мы получили 36 миллионов.
Как же должно быть на деле? Очень просто: мы составляем свой бюджет, положим, на те же 2 млрд. рублей, а затем защищаем его. Пусть «наверху» нам докажут, что нам нужно не 2 млрд. рублей, а 1,1 млрд., согласуют и подпишут бюджет. И точно так же пусть наше областное руководство едет в Москву и доказывает, что бюджет области не превышен.
Кстати, Минфин дает деньги не конкретно городу или району, а на всю область. Та же, получив нормативы из Москвы, составляет свой бюджет, и вот уже мы получаем те самые жалкие 36 миллионов. Минфин должен выделять средства местному самоуправлению адресно, а затем спрашивать, на что они были израсходованы. Тогда не надо будет нас даже особенно контролировать, поскольку средства пойдут через федеральные казначейства, где будут знать, куда ушла каждая копейка. И не будет больше никакой конфронтации между мэрами городов и губернаторами. Они смогут плодотворно и гармонично сотрудничать, управляя городом, регионом и всей страной в целом.
Еще одна проблема связана с так называемым стандартом. В соответствии с ним население страны должно было платить 36 процентов от себестоимости электроэнергии и тепла. Потом этот стандарт то и дело увеличивали, а в этом году он уже составил 60 процентов. Почему же изначально нельзя было прописать, кто же будет платить остальные 40 процентов? В результате, как снежный ком, ежегодно накапливаются долги энергетикам. Ни область, ни город, ни население их не отдают. Ныне долг вырос до 608 миллионов рублей. Поэтому нам постоянно отключают свет и горячую воду. И никто не виноват!
Ни правительство, ни Минфин, ни, к сожалению, наша областная власть понять этого не хотят. Поэтому у нас сейчас и сложилась такая критическая ситуация накануне зимних холодов. Я боюсь, что если этот узел не развязать, мы просто заморозим людей.
«СЕНАТОР»: А вы обращались к губернатору с конкретными предложениями, которые помогли бы решить эти проблемы?
ПАВЕЛ БАЛАКШИН: Неужели Вы думаете, что я сижу сложа руки и ничего не предпринимаю! Все делается: пишутся письма, выходим на сессии областного собрания, но дело в том, что губернатор тоже сплошь и рядом оказывается совершенно бессилен. И все это потому, что отношения региона с центром не отрегулированы. Да и деньги, о которых я говорил, у него в бюджете не прописаны, нет такой статьи или положения. В этой ситуации виноваты, прежде всего, Москва и федеральные структуры, столь равнодушно относящиеся к проблемам регионов. Вот если бы центр отписал мне эти деньги, а губернатор мне их не дал, я тогда бы мог надавить на все рычаги, привлечь общественность. Но пока межбюджетные отношения с регионами не отрегулированы, никакого движения вперед не будет. В результате я предъявляю претензии губернатору, как должностному лицу и как члену Совета Федерации, он, естественно, передает эти вопросы выше. А серьезных сдвигов все нет и нет. Но эти проблемы рано или поздно все равно придется решать. Мы от них никуда не уйдем, поскольку они существуют не только в Архангельской области, а во всей России.

 

ИСПЫТАНИЕ НА ПРОЧНОСТЬ

«СЕНАТОР»: Вот уже скоро состоятся выборы мэра. Вспомните, каким вы приняли Архангельск, что удалось сделать, а что нет?
ПАВЕЛ БАЛАКШИН: Мне перед моими земляками-поморами не в чем каяться и нечего стыдиться. Что-то, конечно, не удалось, но стоит вспомнить, с чего мы начинали в декабре 1996 года. В первый же день моей работы была разморожена котельная, и в сорокаградусный мороз люди сидели без тепла. Потом были из забастовки, митинги и всякие демонстрации. То троллейбусы не ходили, то учителя бастовали, то коммунальщики. Настоящий сумасшедший дом! Словом, первый год был серьезным испытанием на прочность, будто избиратели меня проверяли, смогу ли я выдержать, справлюсь ли?
Но ничего: выстоял. Теперь и зарплата бюджетникам выдается почти день в день. Мы выплатили все долги, все опекунские пособия. Единственное, что пока не удалось сделать, – рассчитаться с коммунальщиками.
Проблемой была не только заработная плата. Нужно было строить детские дома, ремонтировать школы, вводить спортивные залы, музыкальные школы и центры реабилитации. Но особенно плотно необходимо было заняться энергообеспечением города. Ведь кроме Архангельской ТЭЦ, которая работает централизованно, у меня еще 56 муниципальных котельных, возведенных в допотопные времена. Все они работают неэффективно, механизмы изношены, буквально дышат на ладан. И мне пришлось приложить немало усилий, чтобы выработать целевую программу по их реконструкции.
Нам все-таки многое удалось сделать за эти четыре года. Например, заменили котельные в Цигломени на кирпичном заводе, в Кемском поселке... Здесь, в центре города, прокладывали новые теплотрассы. Сейчас строим теплотрассу в Южном округе. В принципе он должен был снабжаться теплом от АЭС, но население заблокировало ее возведение. А что же дальше? Было принято решение о строительстве газопровода и станции, работающей на газе. Но газопровода до сих пор нет, новая станция не строится, а люди мучаются. Труба же, по которой шло тепло от Архангельской ТЭЦ, не обеспечивает потребности населения. За счет кредита Мирового банка реконструкции и развития провели монтаж новой теплотрассы диаметром 1000 мм и протяженностью 8,7 километров в двухтрубном исполнении. И если бы не организационная неразбериха групп управления в Минатоме и Минфине, то в октябре трасса была бы пущена в эксплуатацию. Так что в энергетическом направлении нами проделана колоссальная работа, и если мой преемник на посту мэра продолжит эту линию, то через два года одной проблемой в Архангельске будет меньше.
Второй больной вопрос для города - водоснабжение. Архангельск забирает воду из Северной Двины, которая страшно загрязнена промышленными стоками. Она не отвечает экологическим и санитарным нормам, и чтобы ее сделать пригодной для питья, необходимы значительные средства. Чтобы напоить такой огромный город, нужно почти 130 кубометров воды в час. А у нас единственный чугунный трубопровод давно отжил свой век, его надо срочно менять. Большая утечка воды. Возможности поднять давление, чтобы вода доходила до верхних этажей, из-за ветхости трубопровода нет. И мы вынуждены были поставить более ста подкачивающих насосов. Если бы поднять давление хотя бы еще на одну атмосферу, то мы обеспечили бы водой все дома. Как прямое следствие – огромная экономия электроэнергии.
Третий вопрос, который является больным для всех городов России, – строительство жилья. Архангельск – деревянный город, только в центральной его части стоят современные каменные и блочные здания. 600 домов требуют сноса или капитального ремонта. А 160 домов вообще не пригодны для проживания, но в них живут люди, некуда им деться. Город же ничем им помочь не может. На строительство жилья нам никто денег не дает, поскольку уже нет централизованного финансирования. В результате мы вынуждены находить средства за счет городского хозяйства, здравоохранения и образования. Все это тришкин кафтан. Да и в масштабах наших проблем это настолько мизерные инвестиции, что столь «высоким» словом их и называть не хочется. И если так будет продолжаться, то мы наших потребностей вообще никогда не обеспечим.
Эту проблему пока не решил ни один мэр и до меня и после меня, боюсь, ее не решат, пока не будет целенаправленной федеральной политики. Раз государство перестало финансировать капитальное строительство, то тогда Госдума должна принять решение, позволяющее давать льготные кредиты населению, как это делается во всем цивилизованном мире. Если такое решение будет принято сейчас, а не через 10 лет, это решит проблему не только жилья, но и занятости населения.
Все, о чем я говорю, казалось бы, вещи самые простые и очевидные. Но таковыми они являются для богатых стран. И я тоже хотел бы похвастаться строительством какого-нибудь роскошного стадиона или концертного зала. Но, как говорится, не до жиру... Жилье, тепло, электроэнергия, вода – вот мои приоритетные проблемы. Не решив их, нельзя двигаться вперед. Это очевидно вроде бы для всех. И тем не менее дальше разговоров на федеральном уровне дело не идет. Все соглашаются и начинают вырабатывать какие-то «подходы», но потом все бросают...
«СЕНАТОР»: Вы не сказали о дорогах. А они, по-моему, в вашем городе уже давно не ремонтировались. Как складываются у вас взаимоотношения с дорожным фондом?
ПАВЕЛ БАЛАКШИН: Если коротко, то никак. А состояние дорог и улиц – сами видите – оставляет желать лучшего. Я как-то поднимал этот вопрос в Совете по местному самоуправлению при Президенте России, когда председателем правительства был В. Степашин. Ему это очень понравилось, поддержали меня и многие главы администрации. Тогда он тут же дал указание, чтобы дорожный фонд России немедленно подготовил постановление, пропорционально распределяющее средства на нужды городов. Но мы не успели вернуться в Архангельск, как Степашина уже не стало в правительстве. И сегодня этим вопросом никто не занимается. Только я не понимаю, почему бы не отдать городу его долю, ведь это чистый грабеж тех же предприятий, которые исправно платят этот налог, а претензии люди предъявляют мэру. Поэтому мы вынуждены «ощипывать» по чуть-чуть образование, здравоохранение, культуру, чтобы капитально ремонтировать центральные магистрали, латать дыры на маленьких улочках.

 

А СЕВЕР ТРЕБУЕТ ЗАБОТУ...

«СЕНАТОР»: На Севере трудно жить, тем более в нынешние времена. А многие ли покидают Архангельск?
ПАВЕЛ БАЛАКШИН: Когда-то, в советские времена, население Архангельска составляло 450 тысяч человек. Потом стало 420 тысяч, а сейчас у нас проживает 369 тысяч. Причин несколько. Первая, самая простая, чисто формальная. Когда-то в состав Архангельска входил Мирный, поселки, расположенные на Новой Земле, что было связано с вопросами секретности. Но сейчас они стали самостоятельными, имеют свои органы местного самоуправления.
Освоение Севера в советское время было государственной политикой, которая подкреплялась всеми ресурсами страны. Сейчас про наш край забыли. Даже его богатства никому не интересны. Люди, приехавшие когда-то сюда работать, вернулись к себе на родину. Здесь их ничего не удерживало: ни материальные условия, ни исторические корни.
Кроме того, реальность сегодняшнего дня – спад объемов производства в военно-промышленном комплексе и в лесозаготовительной отрасли, на которых держалось хозяйство области. Специалисты высочайшей квалификации вынуждены искать работу в других местах.
Еще одна причина – снижение рождаемости. Социально-экономическая ситуация в стране и, конечно, на Севере, такова, что люди не хотят иметь больше одного ребенка. Уверенности-то в будущем никакой. При этом смертность растет. Ведь что скрывать, немало теперь людей, которые недоедают, из жизни уходят раньше времени. Да и много стало случаев суицида – люди кончают жизнь самоубийством. Такое и у нас есть. Даже молодые люди подчас прибегают к этому страшному выходу. Причина – не могут найти работу, прокормить семью. Тяжело смотреть в глаза жены, полуголодных детей. Начинается депрессия, пьянство, что к добру не приводит.
«СЕНАТОР»: Экономика важна, но все социальные проблемы, особенно молодежные, с ее помощью не решить. Делается ли что-то в этом направлении администрацией города?
ПАВЕЛ БАЛАКШИН: Мы решили организовать молодежный парламент. Будет создано и молодежное правительство, которое примет участие в нашей работе с правом совещательного голоса. Я считаю очень важным с юных лет знакомить молодых людей с практикой управления, учить отстаивать свои идеи и отвечать за предложения. Создаются культурные центры молодежи, во дворах строятся площадки для спортивных игр, стадионы. У нас есть высшая профессиональная школа «Хоккей с мячом», где занимается очень много подростков, а наш «Водник» – пятикратный чемпион России по хоккею с мячом, это замечательный пример для ребят. Но все не так просто. Мы можем озолотить этих детей, придумать для них самые мирные развлечения, но после всего этого они приходят домой и включают телевизор. А там сплошное насилие – и вся наша работа насмарку. Но это уже вопрос не городского или областного уровня, а федерального.

 

СОВЕСТЬ ЧИСТА – ЧИСТЫ РУКИ!

«СЕНАТОР»: Вы пессимист или оптимист?
ПАВЕЛ БАЛАКШИН: Я был оптимистом, а теперь все чаще замечаю в себе пессимистический настрой. Повсюду кричат, что жизнь улучшается, а по большему счету народу легче не становится. И пока трудно себе представить, когда начнутся перемены. Я, во всяком случае, этого не знаю. Да, может быть, предприятия, которые работают на экспорт, как-то умудряются сводить концы с концами и даже оставаться не только с хлебом, но и с маслом. Они, возможно, стали немного лучше жить, появились у них инвесторы, проводится техническое перевооружение, внедряются новые технологии. То есть наблюдается прогресс. Но сколько их, таких предприятий?! А бюджетники по-прежнему в «черном теле». И никакого просвета впереди... Вот это, пожалуй, самое страшное. Люди теряют последнее - надежду.
«СЕНАТОР»: Павел Николаевич, вы уже десять лет в политике, а не разочаровала ли вас она?
ПАВЕЛ БАЛАКШИН: Когда я работал на комбинате, то четко знал, что мне надо делать и как это надо делать. Ставил себе задачи на каждый день, на каждую неделю, месяц и, если удавалось их выполнить, душа радовалась. И мне всегда было ясно, как следует поступать, чтобы избежать проблем на производстве, что надо ремонтировать или реконструировать. Теперь же я не могу представить, что будет завтра. Приведу пример: мы сформировали неплохой, скажем, нормальный бюджет. Это было в позапрошлом году. А бюджет России был принят гораздо позже – в марте. При этом он предусматривал, что регионам будет отходить не 100 процентов подоходного налога, а только 60. В результате мы потеряли значительную часть своего дохода. А это чистые деньги, на которые мы всегда рассчитывали. Да еще с нас взыскали за те два месяца, что Дума утверждала Закон о бюджете.
Второй пример. Когда случился дефолт, многие банки очень хорошо нажились за счет разницы в курсе доллара. Мы и область получили 26 миллионов рублей налога со Сбербанка. Прошел финансовый год, и вдруг в марте Ельцин издает указ о том, что налог с банков за этот период не брать. А мы эти деньги уже израсходовали на зарплату бюджетникам. Но банки все-таки начали из нас их вытягивать. Причем не с рассрочкой на два-три года, а с требованием вернуть их немедленно...
Вот такова наша экономическая жизнь. И как можно в такой ситуации быть оптимистом? Я не знаю, что завтра они придумают, правительство непредсказуемое.
«СЕНАТОР»: Насколько мне известно, вы решили на следующий срок не баллотироваться. Но ведь говорят, что, однажды попробовав вкус власти, человеку уже трудно расстаться с нею?
ПАВЕЛ БАЛАКШИН: Нет, мне не трудно расстаться с политикой и властью. Для меня будет лучше, если я вновь займусь своим профессиональным делом. Производство – моя стихия. Ну, разве можно сейчас в такой стране, как наша Россия, заниматься политикой, когда нет единых для всех правил игры, и никто ни за что не отвечает?
«СЕНАТОР»: И все-таки, как вы считаете, политик и совесть - совместимые вещи?
ПАВЕЛ БАЛАКШИН: Наверное, все зависит от человека. Если человек порядочный и честный – тогда они совместимы. Но если он «с душком», нечист на руку, если политический статус он использует в своих корыстных целях – такого человека надо отстранять. Хотя у нас таких ох как много. Главное в политике, на мой взгляд, совесть и порядочность. И всегда будет актуально утверждение, что в политику надо идти с чистыми руками, тогда, может быть, никто и не будет считать ее грязным делом.

 

Павел БАЛАКШИННАШЕ ДОСЬЕ: П. Н. Балакшин родился в 1936 году в крестьянской семье, в Котласском районе, что на юге Архангельской области, закончил семь классов и пошел работать. Служил в армии, а вернувшись «на гражданку», поступил работать слесарем на Котласский целлюлозно-бумажный комбинат. Закончил техникум, затем институт и 26 лет работал на этом предприятии. Прошел путь от слесаря до главного инженера комбината. Затем Павла Николаевича направили на работу в Йошкар-Олу, где по технологии, разработанной на Котласском ЦБК, должны были возвести новый комбинат. Но он так и не состоялся – началась перестройка. Балакшина перевели работать в Министерство целлюлозно-бумажной промышленности СССР, но чиновничья работа ему была не по душе. Он вернулся в родные места, в Архангельский ЦБК новым генеральным директором. И под руководством П. Балакшина ЦБК превратился из отстающего в передовое предприятие отрасли.
В 1990 году жители Новодвинска избрали Балакшина депутатом областного Совета народных депутатов, а на первой же сессии – председателем облисполкома. До 1996 года он возглавлял администрацию Архангельской области. В этом самом году жители областного центра избрали его своим мэром
П. Н. Балакшин – лауреат Государственной премии СССР в области науки и техники (1982 год), заслуженный работник лесной отрасли, академик Инженерной академии и профессор Международной академии, почетный доктор Архангельского лесотехнического университета. Удостоен различных наград – Ордена Октябрьской Революции, Ордена Трудового Красного Знамени и Ордена за заслуги перед Отечеством.
Имеет сына, дочь и двух внуков.


® Федеральный журнал «СЕНАТОР», свидетельство №014633 Комитета РФ по печати (1996).
Учредители: ЗАО «Издательство «ИНТЕРПРЕССА» (г. Москва); Администрация Тюменской области.
Тираж – 20 000 экз., объем – 200 полос. Полиграфия: ScanWeb (Finland).
Телефон редакции: +7 (495) 764-49-43. E-mail: senatmedia@yahoo.com
.


В с е   п р а в а   з а щ и щ е н ы   и   о х р а н я ю т с я   з а к о н о м   РФ – © 1996-2016.
Мнение авторов необязательно совпадает с мнением редакции. Перепечатка материалов и их использование в любой
форме обязательно с разрешения редакции со ссылкой на Федеральный журнал «СЕНАТОР» ИД «ИНТЕРПРЕССА».
Редакция не отвечает на письма и не вступает в переписку.