КАРЕЛИЯ В СЕВЕРНОМ ИЗМЕРЕНИИ | В. Шлямин о будущем России на рубеже веков
журнал СЕНАТОР
журнал СЕНАТОР

КАРЕЛИЯ В «СЕВЕРНОМ ИЗМЕРЕНИИ»


 

ВАЛЕРИЙ ШЛЯМИН,
министр внешних связей Республики Карелия.


 

 

 

Journal Senator — Журнал СЕНАТОР

Валерий ШляминНачало 90-х годов для России ознаменовалось весьма бурными событиями внутри страны, на фоне которых новые мощные процессы, охватившие весь мир, еще долгое время оставались для нас как бы на втором плане. Но на рубеже XX и XXI веков они в полной мере коснулись и России. Более того, уже не подлежит никакому сомнению, что такое явление, как глобализация, во многом, если не в решающей степени, будет определять будущее нашей страны.

Конец двадцатого столетия смело можно называть временем информационной революции. Информационные технологии, особенно Интернет и «сотовая» связь, коренным образом изменили традиционные представления о географических расстояниях и государственных границах. Не признают границ и экологические проблемы, которые с каждым годом побуждают людей в разных странах мира объединять свои усилия перед угрозой природных и техногенных катастроф. И, конечно же, новый виток развития ми-ровой экономики как никогда ранее включает в международное разделение труда даже те страны, которые по разным причинам в нем раньше не участвовали. Государства все более и более оказываются во власти мировых интеграционных процессов. Попытка не замечать этих перемен для любой страны чревата отставанием навсегда.
Глобализация стимулировала и межрегиональную интеграцию. Мир становится многополюсным: в противовес экономической экспансии Соединенных Штатов все активнее развиваются Европейский Союз и Азиатско-Тихоокеанский регион. А в самом Евросоюзе, как на Юге, так и на Севере, формируются новые деловые центры.
Новая Северная Европа уже не мыслится без участия Российской Федерации. В мае 2001 года глава Еврокомиссии Романо Проди провозгласил идею создания единого экономического пространства Евросоюз — Россия, которая была поддержана руководством нашей страны. По всей видимости, общеевропейские интеграционные процессы и формирование на континенте единого экономического пространства на Севере Европы будут иметь особое значение, поскольку именно здесь предполагается создание мощного энергетического моста для перекачки из России в Западную Европу газа и нефти, сопровождаемое решением неотложных экологических проблем. В этом, кстати говоря, квинтэссенция «Северного измерения» в стратегии Евросоюза.
Собственно, ничего плохого или угрожающего в этих европейских инициативах для России нет. Более того, руководствуясь прагматическим подходом к решению наших проблем, России целесообразно принять этот вызов и добиться того, чтобы в плане действий по «Северному измерению» наши интересы в трансграничном энергомосте были бы учтены в полной мере. Угроза нового мирового энергетического кризиса, борьба за влияние на мировом рынке между Евросоюзом, Северной Америкой и Азиатско-Тихоокеанским регионом — все это способствует интенсификации разработки новых месторождений газа и нефти в российской части Баренцева региона, развитию Северного морского пути.
Однако, заглядывая вперед всего на 30-40 лет, зададим себе вопрос: сохранит ли тогда северо-запад России свою привлекательность для Евросоюза как источник углеводородного сырья? И вообще, разве российский Север — это не более чем сырьевой придаток Западной Европы? А «Северное измерение» — только Балтийская трубопроводная система да скоростной поезд Хельсинки-Москва? Во всяком случае, на многих переговорах достаточно высокого уровня последних лет именно энергетические, сырьевые и транспортные проекты находятся в центре внимания руководства России, Евросоюза и Финляндии.
Бесспорно, нам трудно сегодня предложить Западу нечто более привлекательное. Однако упомянутые проекты — только одно из направлений стратегического планирования социально-экономического развития северо-запада России на долгосрочную перспективу. До сих пор мы не имеем научно обоснованной стратегии для этого макрорегиона на ближайшие 15-20 лет. Откладывание ее разработки на неопределенное будущее в условиях глобализации может закончиться снижением роли России в интегрирующейся Северной Европе, в Балтийском и Баренцевом регионах. Правда, в последнее время в работу по подготовке стратегии включились ученые, специалисты и администрации всех 11 субъектов РФ, входящих в Северо-западный федеральный округ, и есть основания полагать, что общими усилиями цель будет достигнута.
Вообще говоря, приграничные связи субъектов РФ на северо-западе — это, если хотите, передний край взаимоотношений России и Евросоюза. Именно эти территории должны уже в ближайшие годы сыграть важную роль в реализации будущей стратегии нашей страны на севере Европы. Нет сомнений в том, что такая стратегия появится в скором времени в ответ на «Северное измерение» ЕС и будет воспринята Евросоюзом как давно ожидавшийся шаг. Ведь родилась же в октябре 1999 года российская среднесрочная стратегия по отношению к ЕС, а через два года — концепция стратегического развития России до 2010 года и стратегия развития Сибири. Это свидетельствует о возрождении стратегического планирования в стране. К тому же оно, как никогда за последнее десятилетие, включает региональный аспект.
Что и говорить, задачи перед разработчиками стратегии развития северо-запада РФ стоят сложные. Приграничные территории граничат с сопредельными регионами Финляндии и Норвегии, в которых валовой региональный продукт на душу населения как минимум в три раза выше. Коэффициент качества жизни людей (есть и такой показатель, определяемый состоянием окружающей природной среды, здоровья, образования, доступом к информации, жилищных условий, обеспеченностью рабочим местом и его оснащенностью, возможностью творческого труда), по оценкам специалистов Международного института менеджмента в Лозанне (Швейцария), превышает среднемировой в Норвегии в 8,33 раза и примерно во столько же раз в Финляндии. Для России же значение данного показателя — 1,08. Таким образом, средний уровень качества жизни в приграничных территориях северо-запада России примерно в восемь раз ниже, чем в соседних регионах Северной Европы.
О развитии транспортной инфраструктуры сопредельных территорий можно судить по показателю плотности автодорог с твердым покрытием на 1 тыс. квадратных километров. У нас их в среднем в 6 раз меньше. Не менее впечатляюще выглядят результаты сопоставлений по объемам финансирования науки, по темпам роста промышленного производства и производительности труда в промышленности, по продолжительности жизни людей и другим показателям…
Ясно одно — результаты анализа свидетельствуют о весьма серьезном отставании как приграничных территорий, так и всего северо-запада от соседей. Откровенно говоря, не слишком приятно заниматься такого рода сопоставлениями. Однако делать это нужно, чтобы представить необходимые и возможные темпы развития России, ее приграничных территорий на предстоящую перспективу, если исходить из задачи постепенного сглаживания различий в уровнях и качестве жизни людей по обе стороны границы. Вполне естественно возникает вопрос: какой сценарий сближения с западной частью Се-верной Европы нам избрать? Одновременно следует ответить и на такой вопрос — надо ли России во всем стремиться достигать западных стандартов жизни или все же, принимая во внимание традиции и культуру нашего многонационального народа, долгий отечественный опыт освоения Севера, сформировать собственные стандарты достойной жизни людей в этих суровых краях?
Во всяком случае, в будущей стратегии северо-запада ее разработчики должны найти ответы на эти вопросы. В преодолении обозначенных экономических и социальных барьеров, которые разделяют народы России и государств Евросоюза, в равной степени заинтересованы обе стороны. Сохранение большого разрыва не способствует устойчивому развитию общества на Западе и Востоке. Более того, как свидетельствует история, бедные и богатые не способны долго существовать друг с другом без конфликтов. С другой стороны, если посмотреть на восточную часть Северной Европы, то любой непредвзятый эксперт отметит колоссальный природный и крупный научно-промышленный потенциал, уникальные памятники культуры, весьма достойную систему образования и, конечно, талантливых людей. Без России концепция «Северного измерения», да и планы сбалансированного развития Севера и Юга Европы вряд ли осуществимы. Вот почему такие надежды связываются с приграничным сотрудничеством России и Евросоюза, России и Финляндии.
В январе 2002 года исполняется десять лет со дня подписания межправительственного Соглашения о сотрудничестве сопредельных территорий России и Финляндии. Трудно найти еще где-либо в Европе столь же богатый опыт плодотворных и взаимовыгодных контактов. С обеих сторон в них вовлечены сотни тысяч человек. Российское правительство придает большое значение сохранению добрососедских отношений с Финляндией. Правительство же соседней страны, превосходно понимая, что приграничное сотрудничество является действенным инструментом финляндской инициативы «Северное измерение», с июня 1999 года ставшего официальной политикой ЕС, разработало стратегию взаимодействия с сопредельными странами и территориями. Ее суть в том, чтобы содействовать совершенствованию регионального управления и местного самоуправления в России, решению экологических проблем территорий, повышению эффективности сельского и лесного хозяйства, проведению реформ в образовании, здравоохранении и социальном обеспечении. В последнее время по линии бюджета Финляндии для оказания технической помощи приграничным территориям России ежегодно выделяется около 10 млн. евро.
Гораздо большие возможности для приграничного сотрудничества России и Финляндии появились после того, как в 1995 году соседняя страна вступила в Евросоюз. С этого момента и Россия, и Финляндия постоянно ищут проекты, наиболее привлекательные для международного сообщества. Обе страны прекрасно осознают, что ближайшие 5-6 лет (до предстоящего расширения ЕС, после которого можно ожидать пересмотра приоритетов в его политике) — это наиболее благоприятный период для наполнения «Плана действий по реализации «Северного измерения» реальным содержанием, а именно — такими трансграничными проектами, которые впоследствии позволят привлекать серьезные частные инвестиции. Уже в настоящее время по программе Евросоюза ТАСИС для российских приграничных территорий выделяется в год около 15 млн. евро, а для финских по программе ИНТЕРРЕГ — почти 20 млн. евро.
Еще большие возможности открываются в связи с подключением в 2001 году к финансированию природоохранных проектов Европейского и Северного инвестиционных банков, а также Европейского банка реконструкции и развития. Кроме них в этой программе принимают участие Северо-Европейская экологическая финансовая корпорация, Всемирный экологический фонд, Мировой банк. Проекты в области здравоохранения финансируются Всемирной организацией здравоохранения.
Надо отметить, что никто из региональных политиков как на северо-западе России, так и в Финляндии, не склонен преувеличивать значение технической помощи Евросоюза и льготных кредитов международных организаций. Всем понятно, что рассчитывать надо на свои силы и средства, а европейские деньги — лишь катализатор реформ. Например, в Республике Карелия, одном из наиболее крупных получателей помощи ЕС, удельный вес зарубежных средств в совместных проектах составляет около 3% от республиканского бюджета. Здесь важнее другое — региональные администрации сопредельных территорий едины в стремлении совместно выработать подходы к созданию достойных условий жизни людей на Севере, предотвратить отток молодежи, добиться привлечения новейших технологий и за их счет расширить спектр производства и услуг, сберечь уникальное культурное наследие и традиции российского и финского Севера, неповторимую красоту лесов и озер и сделать ее доступной для миллионов туристов. Согласитесь, что такое видение «Северного измерения» явно привлекательнее, чем образ энергетического моста, с которым у многих на Западе ассоциируется «Северное измерение».
Желание придать новые, более яркие краски «Северному измерению» подвигло нас к разработке концепции еврорегиона «Карелия» как новой форме приграничного сотрудничества России и Финляндии. Он, с одной стороны, может быть определен как географически ограниченная часть территории, куда входят территориально-административные единицы по обе стороны границы, объединенные общими интересами по развитию экономики, охране природы, сохранению и развитию культуры, интенсификации научных обменов. С другой стороны, это своеобразный «зонтичный проект», в рамках которого реализуются двусторонние и многосторонние конкретные отраслевые программы. К 1999 году концепция была разработана, а в феврале 2000 года в городе Йоэнсуу был принят устав еврорегиона, сформирован Исполнительный комитет и фонд. В него кроме Республики Карелия вошли три приграничных союза коммун Восточной Финляндии — Северная Карелия, Кайнуу и Северная Остерботния.
Создавая «Карелию», мы ставили перед собой задачу, чтобы наш еврорегион стал частью как «Северного измерения» ЕС, так и будущей российской стратегии на Севере Европы. Без полноценного учета регионального фактора и специфики российско-финляндского приграничного сотрудничества у «Северного измерения» и соответствующей российской стратегии нет шансов на успешную реализацию.
Еврорегион как комплексный проект дает возможность использовать инструменты планирования на сопредельных территориях с целью взаимно дополнять имеющиеся там ресурсы. Например, используя лесосырьевые и трудовые ресурсы Карелии и нашу транспортную, техническую и таможенную инфраструктуру в сочетании с финскими технологиями неистощительного лесопользования и лесовосстановления, есть возможность создать самые эффективные и конкурентоспособные деревоперерабатывающие и целлюлозно-бумажные производства на Севере Европы. Здесь нужны добрая воля с обе-их сторон, надежные бизнес-партнеры и заинтересованное отношение государственных структур и местного самоуправления. Заметим, что речь идет о переработке леса — возобновляемого природного ресурса.
Таким же возобновляемым и не менее ценным природным ресурсом является чистая пресная вода. Мы, живущие на Севере, в краю тысяч озер, порой недооцениваем возрастающую во всем мире проблему дефицита питьевой воды. По данным профессора Петрозаводского университета А. Хахаева, уникальная по чистоте живая вода двух крупнейших водоемов Европы — Ладожского и Онежского озер может подаваться по водоводу в страны Западной Европы и без какого бы то ни было ущерба для этих водоемов обеспечивать потребности многих городов континента. В экономическом и экологическом отношении это весьма привлекательный долгосрочный проект. Почему бы не направить средства Евросоюза для его реализации?
Еврорегион «Карелия» будет обслуживать многие трансграничные проекты не только на сопредельных территориях России и Финляндии, но и в Архангельской, Вологодской, Кировской, Мурманской и Ленинградской области, Республике Коми. Речь идет и о новых возможностях Северного транспортного коридора для глубинных территорий России, и о межрегиональном сотрудничестве в энергетике, лесной промышленности, в других отраслях экономики.
Этот проект призван также сделать все возможное для постепенного преодоления разрыва в уровнях и качестве жизни по обе стороны государственной границы, о которых я говорил выше. Достичь этого можно, обеспечив условия для привлечения в республику инновационных производств и создавая разноплановые предприятия сферы обслуживания, например, ориентированных на отечественный и иностранный туризм. Если мы в Карелии сможем принять дополнительно хотя бы десятую часть от числа туристов, посещающих Восточную Финляндию (около 1,5 млн человек в год), то это будет означать создание дополнительно не менее 2-3 тысяч рабочих мест и достаточно высоких доходов. В связи с этим представляет интерес проект ТАСИС по развитию туризма в бассейне Белого моря (стоимостью 1,1 млн. евро), который будет содействовать сотрудничеству трех российских регионов.
Задумывая еврорегион, мы исходили из сверхзадачи — сохранить для будущих поколений уникальную культуру народов, населяющих сопредельные территории. Первые шаги в этом направлении уже сделаны. Началась реализация проекта создания этнокультурных центров по мотивам всемирно известного эпоса «Калевала». Я уверен, что и впредь это направление будет предметом нашего особого внимания. Именно в этом «изюминка», одно из главных отличий нашего еврорегиона от аналогичных образований в Европе. Еврорегион создает превосходные возможности и для становления гражданского общества в Карелии. Это здание сложной архитектуры, в фундамент которого заложены только первые кирпичики. Вместе с тем совершенно ясно, что без становления гражданского общества, его основных демократических институтов нам не добиться успехов ни в экономической сфере, ни в социальных программах.
И у нас, и у финских соседей во многом общие проблемы, в том числе экологические. Не боясь ошибиться, можно предвидеть, что экологический компонент с каждым годом будет играть все более важное значение в макрорегионах Балтийского и Баренцева морей. Вот почему Исполком еврорегиона в первый же год своей работы определил для себя в качестве приоритетного такой проект, как строительство очистных сооруже-ний в городе Сортавала. Общими усилиями местного самоуправления, карельского пра-вительства, наших финских коллег мы смогли, наконец, добиться положительного ре-шения Еврокомиссии по выделению на это 4,5 млн евро.
Большое значение придается и совершенствованию приграничной таможенной и транспортной инфраструктуры. Здесь мы добиваемся более равномерного распределения обустроенных двусторонних и международных пунктов пропуска вдоль 790-километровой линии карельского участка государственной границы в интересах всех районов и городов Карелии и их побратимов в Финляндии, для оптимизации пассажиро- и грузопотоков. «Северное измерение» предполагает создание здесь транзитно-ресурсного еврорегиона, способного предоставить свою территорию для более эффективной, чем раньше, «перекачки» грузов. И еврорегион «Карелия» наверняка выполнит эту задачу. Так, только железная дорога Кочкома — Ледмозеро — Костомукша — порты Ботнического залива, начиная с 2002 года, даст прибавку около 2-3 млн. тонн грузов ежегодно уже на начальном этапе ее эксплуатации. А после ввода в строй железнодо-рожной трассы «Белкомур» (Коми-Архангельская область) — и еще больше.
В связи с планируемым строительством в 2003-2007 годах Северо-Европейского газопровода большие изменения могут произойти в Костомукше. Однако еще до этого городу надо добиться создания приграничного индустриального комплекса, в котором, в частности, в таможенной зоне было бы целесообразно создать малые инновационные предприятия экспортной направленности и специальные склады. В сентябре 2001 года Евросоюзом принято решение о выделении 190 тысяч евро для поддержки этого проекта.
Кроме того, Еврокомиссия выделила 6 млн. евро для строительства на севере Карелии в Лоухском районе нового международного автомобильного пункта пропуска «Суоперя», что несомненно создает благоприятные предпосылки для оживления экономики в наиболее проблемных районах республики.
Начиная с 1996 года, мы добиваемся гармонизации европейских программ, национального и регионального финансирования приграничного сотрудничества, концентрации средств на наиболее важных направлениях, отвечающих долгосрочным интересам сопредельных территорий Евросоюза и России. В Программе приграничного сотрудничества Республики Карелия содержится описание около 50 проектов, которые предполагается реализовать с партнерами из Финляндии и ЕС в течение пяти лет. Для первого этапа сотрудничества в рамках еврорегиона «Карелия» отобрано и реализуется 11 наиболее приоритетных — экономических и в социальной сфере, в области научных обменов и охраны окружающей среды.
Приграничное сотрудничество России и Финляндии, еврорегион как новая и перспективная форма партнерства являются важными элементами в формирующемся едином экономическом пространстве Евросоюз — Россия, в «Северном измерении» и в российской стратегии на Севере Европы. Новая формула взаимоотношений найдена, она претворяется в жизнь уже сейчас, и теперь важно, довести дело до конца. Воля к этому у наших стран есть. И это главное.

 

НАШЕ ДОСЬЕ: Валерий Шлямин.
Валерий ШляминРодился в 1952 году в Петрозаводске. Окончил факультет промышленного и гражданского строительства Петрозаводского государственного университета и аспирантуру Института экономики строительства Госстроя СССР.
В 1974-1978 годах работал инженером, старшим инженером и начальником отдела управления Костомукшастрой. В 1978-82 годах — в торговом представительстве СССР в Финляндии, в 1982-83 годах — заместитель начальника Управления капитального строительства Костомукшского горно-обогатительного комбината. В 1983-85 годах работал в Костомукшском исполкоме городского Совета, затем в горкоме КПСС. С 1987 по 1992 год — Председатель Госкомитета Карелии по статистике, в 1992-1994 годах — заместитель Председателя Совета Министров. С 1994 года по сей день — министр внешних связей Республики Карелия.
Валерий Шлямин является председателем Комитета по международной и внешнеэкономической деятельности Ассоциации «Северо-Запад» и сопредседателем Исполнительного Комитета Еврорегиона «Карелия». Он автор более 30 научных публикаций по проблемам региональной экономики и международного разделения труда на Севере Европы.
Владеет русским, английским и финским языками. Увлечения: филателия, театр, кино, собаки.
Женат, имеет двоих детей.

SENATOR — СЕНАТОР