ОТ ДЕФОЛТА К ЭКОНОМИКЕ РОСТА | Мы сегодня много знаем министрах и губернаторах
журнал СЕНАТОР
журнал СЕНАТОР

ОТ ДЕФОЛТА К ЭКОНОМИКЕ РОСТА


 

ЕЛЕНА ШУЛЬГИНА


 

 

 

Journal Senator — Журнал СЕНАТОР

Елена ШульгинаВ отличие от прошлых времен мы сегодня очень много знаем о людях, возглавляющих страну, о политиках, министрах, губернаторах. Мы в курсе того, в каких домах они живут, чем занимаются их жены и где учатся их дети. Нам все известно об их увлечениях и пристрастиях. Мы хорошо осведомлены об их взглядах на литературу, музыку, живопись. Только одно остается тайной за семью печатями — чем занимаются эти люди на работе и что конкретно они сделали для страны или региона. То ли это большой секрет, то ли им просто нечем похвастаться.
Валерий Сердюков, губернатор Ленинградской области, составляет в этом смысле исключение. Лично о нем известно немного, и вся эта информация укладывается в строки короткой «объективки»: родился, учился, женился… Зато регион все чаще в последнее время фигурирует в средствах массовой информации как некий экономический феномен, почти экономическое чудо. И возникновение его связывают с Валерием Сердюковым.

 

ОТ БАНКРОТСТВА К ЭКОНОМИЧЕСКОМУ ЧУДУ

Валерий Сердюков
Перестройка развалила Ленинградскую область быстро и решительно, хотя и раньше ситуация в ней была не лучшая. Колхозы и совхозы рухнули, как карточные домики, промышленность встала, коров пустили на мясо, ленинградцы вспомнили, как выглядит сухое молоко и яичный порошок. Для того чтобы как-то выжить, старое руководство набирало кредиты, не очень-то заботясь о том, как их отдавать. Деньги рассасывались где-то по дороге к пенсионерам и бюджетникам, так и не превратившись в крохотные пенсии, зарплаты и детские пособия. Газеты уже писали о банкротстве области как о событии близкого будущего.
Когда губернатор Вадим Густов стал первым вице-премьером в правительстве Примакова, он оставил «на хозяйстве» своего вице-губернатора Валерия Сердюкова. Через несколько месяцев в петербургских газетах появилось сенсационное сообщение: областные пенсионеры получили пенсии, которых не видели по полгода. Безработные — пособия по безработице. Пособия на детей материализовались наконец в реальные деньги. Конечно, долги погасили не сразу — слишком долго они накапливались. Но банкротство региона явно откладывалось, а его жители запомнили это имя — Валерий Сердюков.
Сейчас уже трудно вспомнить тот момент, когда область перестала быть связана с понятием «выживание». Появились другие характеристики: «экономический рост», «приток инвестиций», «профицит бюджета». Более того, на повороте экономического роста Ленинградская область обошла Петербург. Тот просто не поспевает за ней — слишком быстрые здесь обороты.
Назовем несколько цифр. Валерий Сердюков работает на посту губернатора Ленинградской области два года, но фактически руководит ею уже три. В 2001 году область заняла третье место среди регионов северо-запада по темпам промышленного роста. Ее прошлогодний бюджет исполнен с профицитом в 576 миллионов рублей.
Ни у кого не вызывает сомнений, что этот перелом связан с именем нового губернатора. По-человечески, даже интересно узнать, как ему удалось совершить маленькое экономическое чудо в одном отдельно взятом субъекте Российской Федерации? И почему сюда так тянет иностранных инвесторов? Что, перевелись в области чисто российские удовольствия — дураки и плохие дороги?
Плохие дороги, кстати, ликвидируются ударными темпами. Строится международная трасса мирового класса Е-9 «Россия», построено шоссе вокруг районного центра Лодейное поле, которое входит в состав федеральной магистрали «Москва-Мурманск», да окружная дорога в объезд Гатчины. Короче, тенденция ясна — плохим дорогам объявлена война. А дуракам?..
По мнению вице-губернатора Григория Дваса, убыточные предприятия надо закрывать, а рабочим платить пособие по безработице. Это будет выгоднее, чем вкладывать деньги в хиреющие производства и продлевать их агонию. Мысль показалась жестокой, но события, которые позже имели место на Выборгском целлюлозно-бумажном комбинате, показали, что смена экономических основ производства не может не быть жестокой. Государственное, общее, ничье вдруг получает хозяина. Происходит психологическая ломка, корежатся человеческие судьбы, понятия выгоды и экономической целесообразности выходят на первый план. Как совместить это с тем, к чему все привыкли?
А дело было так. В ночь с 13 на 14 октября 1999 года судебные приставы приехали на Выборгский ЦБК в сопровождении отряда особого назначения «Тайфун» с тем, чтобы передать предприятие законным владельцам, которых не пускал на производство «народный директор» Александр Ванторин со своими бойцами. Конфликт закончился столкновением, в котором пострадали люди. В январе следующего года губернатор Ленинградской области выступил гарантом интересов трудового коллектива: было подписано мировое соглашение, и комбинат заработал. В этом году Выборгский ЦБК отметил свое 75-летие. Отметил в старых советских традициях — увеличением объемов производства и решенными социальными проблемами. С конфронтацией между профкомом и новыми хозяевами покончено. Как говориться, «хэппи энд». Но чего он стоил!
К слову сказать, в 2001 году все профсоюзы и работодатели области, а также областное правительство подписали соглашение о сотрудничестве. Социальный мир в отдельно взятом регионе достигнут.
 

НЕПУБЛИЧНЫЙ ПОЛИТИК

Только коллеги, друзья и семья знают, что Валерий Сердюков три года работает без отпуска. Встает в шесть утра, на ногах до позднего вечера. С теми, кто не выдерживает такого ритма, расстается. Его рабочее расписание забито до минуты. Сердюков не любит распинаться на публике о своей работе, он ее делает. Это другой стиль, другой имидж, который больше импонирует жителям Ленинградской области. К слову сказать, губернатор не превратил свою жену в публичную фигуру. Видимо, главная причина — стремление сохранить семью как сугубо частную территорию, уберечь ее от внимания прессы и публики, иногда очень бестактного.
Фирменный стиль Сердюкова — ставить только решаемые задачи. Поэтому поначалу цели были очень скромными — заставить предприятия платить налоги, сократить аппарат чиновников, запустить вставшую промышленность, удержать инвесторов, отдать долги по зарплатам и пенсиям. И все это нужно было делать быстро, как на войне. Собственно, это и была война с доставшейся в наследство разрухой. Исполняющий обязанности губернатора выбирает военные методы: оставляет за собой право подписи под финансовыми документами, устанавливает личную ответственность членов областного правительства за налоговые поступления от предприятий. Область помогает только тем заводам, которые развиваются. Никаких поблажек.
Валерий Сердюков старается в Москве денег не просить, но долги Выбивает жестко — а федеральный центр задолжал к тому моменту огромную сумму в 5 миллиардов рублей. Ему удалось договориться с банками-кредиторами о реструктуризации задолженности области. Разговоры о ее неминуемом банкротстве стихли.
Сердюков пробыл «и.о.» меньше года. И тогда перед ним встал серьезный вопрос — выдвигать ли свою кандидатуру на губернаторских выборах. Это было очень непростое решение. Член команды Густова идет на конфронтацию со своим бывшим шефом. Но не хотелось бросать начатое дело, людей, в него поверивших. Реформы, которые не шли в области восемь лет, сдвинулись с мертвой точки. Что-то начало меняться, другими стали люди и их ожидания, появилось желание работать…
Валерий Сердюков победил на выборах. Причем в первом туре. А впереди была серьезная работа.
 

ОТКУДА МЫ РОДОМ?

Корни Валерия Павловича Сердюкова — в белорусской деревне Хорошевка Гомельской области. В семье было пятеро детей, мать работала директором школы. Отец, который все четыре военных года провел в белорусских лесах с партизанами, служил сельским учителем, а позже, после смерти матери, возглавил коллектив педагогов. Жили в деревне бедно, дети начинали работать очень рано. С тринадцатилетних спрашивали, как с взрослых. В седьмом классе Валерий уже работал на покосе, считал, кто сколько накосил. По местным меркам, это очень ответственная работа.
В деревенских семьях дети сдерживают свои эмоции. Пятилетний мальчик решил пойти в школу к отцу — ему очень нравилось слушать, как он ведет урок. Дело было весной, по дороге самодельные валенки с галошами утонули в грязи. Но ребенок не стал кричать или звать на помощь взрослых. Он пришел в школу босиком. Кажется, он в самом раннем детстве понял, что рассчитывать надо только на свои силы.
С юности у Валерия Сердюкова сложились свои особенные отношения с Севером. После окончания школы он работал с геодезистами в Якутии. А когда служил в армии, в саперных войсках, его воинская часть была отправлена в Тюменскую область — строить дорогу. Север как будто преследовал его. Как-то в воинскую часть приехали вербовщики из Воркуты. Валерий послушал-послушал их рассказы о шахтерских заработках, о городе, стоящем на сваях в замершей земле, о тундре, и понял — от судьбы не уйдешь.
Воркутинские зарплаты резко отличались от других советских, но и жизнь была здесь тяжелой. Полярная ночь, короткое холодное лето, похожее на южную зиму. Ветер, пурга, мороз в 50 градусов. Вот в этих условиях и начиналась та страница его биографии, которую можно назвать «школой партхозактива». Это действительно была школа, потому что он все время учился: в Ленинградском горном институте, в Высшей партийной школе, в аспиранту-ре…
Опыт работы на посту первого секретаря Воркутинского горкома партии оказался потом бесценным. Именно там он научился планировать запасы топлива, рассчитывать зарплату, продумывать схемы поставок продовольствия. Научился держать в голове сотни цифр, слушать и слышать людей, видеть фальшь, отличать продуманное предложение от прожектерского. А самое главное, он научился видеть всю картину в целом.
Это пригодится потом в переговорах с западными инвесторами, при разработке инструментов контроля за областным производством. И руководители предприятий знают, что вводить губернатора в заблуждение бесполезно. Он вникает во все мелочи и знает реальное состояние дел не хуже их самих.
Валерий Сердюков понимает, что жизнь области соткана из мелочей. Например, работники областного ГИБДД получили строгое распоряжение губернатора — не гонять старушек, продающих на дорогах то, что выросло в саду или на огороде. Да, они не заплатят налоги, продав кило яблок, но эти десять рублей станут прибавкой к их скромной пенсии. Или же, когда семья фермеров жалуется на дорогие комбикорма для свиней, Сердюков садится за стол переговоров с производителями и вырабатывается соглашение, по которому жители области покупают их по низким ценам.
Из этих частностей и складывается общая картина. Все в движении, все развивается. Апатия и неуверенность остались во вчерашнем дне вместе с дефолтом и сказками о банкротстве региона.
 

ЭКОНОМИКА РОСТА

Успех завода корпорации «Форд» во Всеволожске и не менее известного производителя дорожно-строительной техники «Катерпиллар-Тосно» вдохновил многих. Взять ту же клюкву, которую деревенские жители собирают на болотах, а потом сдают в потребкооперацию. Во время поездки в Вашингтон губернатор области договорился с компанией «Ладога Фудс» о строительстве предприятия по переработке лесных ягод. И другие фирмы не отстают. Вот, «Филипп Моррис» — она намерена увеличить объемы выпуска сигарет на своем заводе в Ломоносовском районе, а компания «Крафт Фудс», построившая в том же районе фабрику по расфасовке кофе, планирует организовать цех по производству майонеза…
Американцы собираются инвестировать 5 млн. долларов в Светогорский целлюлозно-бумажный комбинат. Разработан и перспективный лесопромышленный проект, на реализацию которого Мировой банк выделяет 20 млн. долларов. Заокеанские партнеры думают и о строительстве алюминиевого завода в Кингисеппском районе. Вообще за океаном, в далеких США, словосочетание «Ленинградская область» знают хорошо, бизнесменам не надо объяснять, о чем идет речь.
Особенно прочные связи у Ленинградской области сложились с побратимом — штатом Мэриленд. Он знаменит своими рысаками и скачками, которые приносят в казну хороший доход. Недавно на конноспортивный праздник в хозяйстве «Северная звезда» Лужского района приехала большая американская делегация. Несмотря на все трудности «Северная звезда» умудрилась сохранить уникальную породу орловских рысаков. Мэрилендцы пришли в восторг от коней. Понравились им и тяжеловесы, которых выводят на государственной конюшне «Лужская».
Инвестиционную привлекательность Ленинградской области отметил не только американский бизнес. Инвесторы быстро оценили географическое положение области, выходящей на межгосударственные границы. И потому зарубежные компании потянулись в регион одна за другой. А областное правительство постаралось создать мягкий налоговый климат.
Но самое главное в работе с иностранным инвестором — это, как оказалось, изменить психологию чиновника. Несложно сделать так, что иностранная фирма, потеряв часть своих денег, будет рада хотя бы ноги унести. Сегодня для чиновника иностранный инвестор — это не источник средств для безбедной старости, а самый дорогой гость, несущий надежду на процветание района или поселка. В результате в экономику Ленинградской области за последние 10 лет было вложено около 1 млрд. долларов. По прогнозам, до 2004 года в области сохранится рост инвестиций в экономику и социальную сферу. Планируется, что приток иностранных капиталовложений составит 330-440 млн. долларов.
Но область ждет и российского инвестора. Ведь этот регион — уникальный коридор для транспортировки нефти, перевозки с Востока на Запад различных грузов. Именно через него проходит Балтийская трубопроводная система. Право прокачки российской нефти обеспечит бюджету Ленинградской области 260 млн. долларов в виде налогов и отчислений.
В декабре 2001 года порт в Приморске начнет отгрузку нефти. Решение о финансировании второй очереди порта уже принято президентом. А возведение порта в Усть-Луге сделает более прибыльным экспорт российских товаров. Сейчас там идет строительство комплекса по перевозке минеральных удобрений, рассчитанного на 5,5 млн. тонн в год. Финансируют его крупнейшие в России производители удобрений — компания «Акрой» из Великого Новгорода и «Сильвинит» из Перми. Российский банк развития выделил под этот проект кредит в 15 млн. долларов. Первая очередь комплекса заработает в 2003 году. Строительство угольного терминала уже завершено. Планируется, что Усть-Луга заработает этим летом и важной частью порта станет проект «Балтийский паром». Он обеспечит паромное сообщение с Калининградом и Германией. Западного соседа привлекает коксующийся уголь, продукты нефтехимии, лес.
В Лодейнопольский район пришла петербургская компания «ЭГО-Холдинг». Она начала с того, что купила убыточный комбинат хлебобулочных изделий. А сейчас уже создано предприятие «ЭГО-Лес». Летом 2001 года был приобретен Лодейнопольский леспромхоз, и лесопромышленный комплекс был сформирован. Холдинг «Парнас», занимающийся переработкой мяса, всерьез занялся мясокомбинатами и аграрными хозяйствами в Лужском, Тихвинском и Волховском районах, ну а «Петербургский мельничный комбинат» недавно купил крупнейшую в Европе птицефабрику «Синявинская». Список российских фирм, которые пришли в Ленинградскую область, сегодня очень длинный.
Конечно, область не хватается за любого инвестора. Команда губернатора давно научилась подходить к новым проектам с осторожностью. Уже есть печальный опыт, когда под различные прожекты выделялась земля, а потом она простаивала. Поэтому любой инвестиционный проект проходит серьезную экспертизу. Ни одна компания — ни западная, ни российская — не получит землю просто так, без предоставления финансовых гарантий.
Ленинградская область стремится жить по средствам и экономить там, где это необходимо. Например, технику стараются закупать отечественного производства. История с приобретением сотни дорогих венгерских «Икарусов» показала, что импортное — не всегда лучшее. Решено было отказаться от внешних заимствований, хотя банки предлагают области кредиты. Разрабатывается проект выпуска внутреннего облигационного займа — таким образом, в местную экономику будут привлекаться средства населения. За последние четыре года доходная часть бюджета Ленинградской области выросла в два раза. По предварительным расчетам, доходы в 2002 году составят 8 млрд. рублей.
Можно много рассказать и об оживших и заработавших предприятиях области: Выборгский, Светогорский и Сясьский ЦБК, Пикалевский и Бокситогорский «Глиноземы», «Волховский Алюминий», Выборгский судостроительный, «Пелла», «Ладога», бумажная фабрика «Коммунар»… За всем этим стоит, прежде всего, хозяйственный подход. К примеру, губернатор обязал всех перейти на использование местного сырья для ТЭЦ и котельных. Не покупать в других регионах уголь и мазут, а добывать торф и использовать отходы лесоперерабатывающей промышленности. Эти самые отходы составляют в области 6 млн. кубометров в год, что эквивалентно 1,5 млн. тонн угля или 1 млн. тонн мазута.
Много лет сельское хозяйство области было настоящей «черной дырой». Сколько ни вкладывай в него деньги, все исчезало в никуда. Сегодня оно по целому ряду показателей занимает первые места в России. Выстраивается технологическая цепочка переработки молока. В Приозерске, например, стали делать сыр, который с удовольствием покупают в Петербурге. В октябре этого года в Ленинградской области прошел праздник урожая. И было что праздновать — увеличение урожайности отмечено по всем культурам. Например, зерновых собрали по 23 центнера с гектара. И это в холодной и дождливой Ленинградской области! А урожай капусты можно заносить в областную Книгу рекордов — более 100 центнеров с гектара…
Профицит областного бюджета увеличивается с каждым месяцем. Возникает вопрос — куда девать эти деньги? Вкладывать в промышленность, давать кредиты совхозам и фермерам или финансировать социальные программы? Социальные проблемы в Ленинградской области тоже копились десятилетиями. Даже после начала перестройки зарплаты в Петербурге и Ленинградской области сильно отличались друг от друга. В этом году бюджетникам области повышали зарплату дважды на 40 процентов. Средняя зарплата здесь составляет сегодня 3,5 тыс. рублей. Теперь областные учителя и врачи получают столько же, сколько их петербургские коллеги. Для того чтобы в сельские школы приехали молодые педагоги, им дают подъемные в размере 10 тыс. рублей. Областное правительство приняло программу компьютеризации сельских школ. Но губернатор против того, чтобы тратить деньги на образование бездумно. Например, он считает нерентабельным содержать сельскую школу, если в ней учится всего 15-20 человек. Дешевле возить детей в ближайший город.
Губернатор постоянно ездит по региону и знает все проблемы досконально. Его ох как трудно ввести в заблуждение. В одном из райцентров руководители высказали идею, что не-плохо бы построить бассейн для детей. Однако Сердюков возразил, что с ним можно и подождать — в школе не хватает учебников. Деньги были выделены, но пошли на закупку компьютеров, книг, новых парт...
 

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Разговоры об объединении Петербурга и Ленинградской области то затихали, то разгорались с новой силой. Два года назад город не очень рвался объединиться с областью, находившейся на грани экономического краха. Бедная, требующая расходов, кредитов и дотаций, область не интересовала петербургских предпринимателей и политиков. Теперь бизнес северной столицы хотел бы закрепиться в области и выдвинуть во власть на всех уровнях своих людей. Пока что это не удается, на выборах в органы местного самоуправления побеждают свои, а не пришельцы из Петербурга.
Но область, конечно, тоже нуждается в Санкт-Петербурге как в колоссальном рынке сбыта, партнере по бизнесу, поставщике человеческих и интеллектуальных ресурсов. Губернатор Валерий Сердюков всегда говорил о том, что необходимо просчитать все плюсы и минусы возможного объединения двух субъектов Федерации. Первые прикидки показывают, что минусов будет больше. Как ни крути, но областные центры имеют преимущество перед районами по финансированию и распределению денег и оказываются в более выгодном положении. Не случится так, что деньги, заработанные в области, станут оседать в Петербурге, а маленькие поселки и городки будут забыты? Такую ситуацию можно видеть сегодня в других российских регионах. Город процветает, а отдаленные территории области не развиваются, люди не знают, как прожить…
Так нужно ли объединять город и область, если можно оставаться партнерами и работать над совместными проектами? Тем более, что область, отмечающая свое 75-летие, и Санкт-Петербург, в скором времени празднующий 300-летний юбилей, хотя и существовали порознь, но жили дружно…
 

Сердюков Валерий ПавловичНАШЕ ДОСЬЕ: Сердюков Валерий Павлович, губернатор и председатель правительства Ленинградской области.
Родился 9 ноября 1945 года в деревне Хорошевке Гомельской области. Окончил Ленинградский горный институт имени Г.В. Плеханова по специальности горный инженер-экономист и Ленинградскую высшую партийную школу. Кандидат экономических наук.
С 1962 года был рабочим завода «Гомсельмаш», а с 1967 года работал на шахтах «Воркутауголь» на разных должностях. С 1970 года находился на партийной работе, прошел путь до первого секретаря Воркутинского горкома КПСС. С 1990 года работал заместителем генерального директора объединения «Воркутауголь». Избирался депутатом Воркутинского городского Совета народных депутатов, Государственного Совета Республики Коми.
С 1996 года — вице-губернатор Ленинградской области по промышленности, топливно-энергетическому, лесному комплексам и природопользованию. С декабря 1997 года — первый вице-губернатор. 18 сентября 1998 года назначен исполняющим обязанности губернатора. Через год был избран губернатором Ленинградской области.
Увлекается шахматами. Любит путешествовать, читать художественную и философскую литературу.
Женат, имеет двух сыновей.

SENATOR — СЕНАТОР