ФОРУМ НАРОДОВ РОССИИ | Краеведение, история, культура, традиции, обычаи народов
журнал СЕНАТОР
журнал СЕНАТОР

ЮНЕСКО ПОДДЕРЖАЛА «ФОРУМ НАРОДОВ РОССИИ»


 

 

ШТАБ КВАРТИРА ЮНЕСКО СООБЩАЕТ

 

 

 

 

 

 Subscribe
Journal Senator — Журнал СЕНАТОР

НЕМЦЫ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА
(к 250-летию немцев в России)
SENATOR - СЕНАТОР - SENAT


 

НИКОЛАЙ БУГАЙ,
доктор исторических наук, профессор.

Фред ИСКЕНДЕРОВ

Несомненно, российские немцы, численность которых составляла в недавнем прошлом более 2 000 000 человек, представляли собой ощутимый трудовой и духовный ресурс Советского Союза. Они были таковым до 1917 года, после него и в значительной мере являются им в современной России.
После 1917 года и Гражданской войны они практически во всех регионах оставались активными участникам преобразований в новом обществе. К сожалению, многие годы мало что было известно из жизни российских немцев, расселенных на обширных пространствах страны. Позже исследователи больше уделяли внимание истории немцев Поволжья. Только в последние годы стали появляться интересные научные труды по истории немцев в других регионах России. В том числе на Кавказе.
Знакомство с публикациями по истории немцев Северного Кавказа с 1917 года в Кабардино-Балкарской Республике позволило выявить только одну публикацию – В. Азрата «Судьба советских немцев на примере семьи Э. Шпанагеля из г. Нальчик» (Альтернатива, 1 ноября 1990). В то же время организация работы немцев, проживавших среди других народов России на их территории, позволяет ответить на многие вопросы развития межнациональных отношений, их становления и формирования.


 

Представляет определенный интерес жизнь немцев в Нальчикском округе Горской АССР, Кабардино-Балкарской автономной области в 1920-е годы, а также в последующий период. Архивные материалы отражают роль и место немецкой общности в жизни области и республики в сложный период острой политической борьбы, решения задач экономического развития региона и этнокультурного возрождения этнических общностей. Эти стороны жизни отчетливо прослеживаются применительно к советским немцам, проживавшим в таких колониях как Гнаденбург и Бруненталь, которые отличались высоким уровнем общественно-политической жизни, самоорганизации, мобильностью и готовностью к защите Советов.
В то время задачи улучшения экономического положения и защиты завоеваний революции выдвигались на передний план. Жители колоний принимали участие в первую очередь в борьбе с широко распространенным бандитизмом. Хозяйства немцев страдали от разгула шаек, воровства лошадей, скота, о чем свидетельствуют обращения в вышестоящие государственные организации, переписка с окружными и областными органами власти. «Бандиты по округу оперируют благодаря связям с родственниками, некоторыми гражданами – покровителями бандитов», – читаем в Протоколе заседания от 20 октября 1922 г. Урванского исполкома Кабардино-Балкарской автономной области (ЦГА КБР. Ф. Р-3, оп. 1, д. 105, л. 277) .

В этой ситуации граждане понимали, что защита их колоний полностью зависит от них самих, как зависело и развитие экономического сектора, и этнокультурное возрождение.

Большие трудности в колониях создавала работа с военнообязанными. Об этом свидетельствует содержание сохранившихся в государственном архиве республики анкет военнообязанных немцев и представителей других национальностей, состоявших на военной службе (ЦГА РКБ. Ф. 85, оп. 1, д. 5., л. 70). Задача по работе с военнообязанными выпала на плечи руководителей органов советской власти в колонии – Георга Кремпа (учитель) и Готье Фридриховича Зингера (помощник председателя сельского исполкома). Они занимались мобилизацией мужчин на борьбу с бандитизмом. Председатель Мало-Кабардинского округа Х. Кашаев в связи с этим предписывал: «Такая работа должна проводиться днем и ночью…» (ЦГА КБР. Ф. 85, оп. 1, д. 8, л. 10).

В феврале 1921 года в немецкие колонии поступило предписание: «Провести проверку всех мобилизованных из селений на пополнение Красной Армии». При этом указывалось, что у тех, кто дезертировал из части и в настоящее время находится дома, отобрать лошадей, седла и другое снаряжение (повозки, упряжки)…» (ЦГА РКБ, ф. 85, оп. 1, д. 5, л. 4).

Как отмечалось в докладной записке Гнаденбургского исполкома, от колонии были мобилизованы 14 человек 1900-1901 гг. рождения: Отто Адлер, Генрих Гельшман, Рудольф Адлер, Леонард Балмеймер, Фридрих Фогельзанг, Генрих Рооде и др., которые «несли примерную службу, исполняя свои обязанности в ВЧК и на других постах» (ЦГАРКБ. Ф. 85, оп. 1, д. 5., л. 13).

Несмотря на сложность борьбы с грабежами, разбоями, наказание осуществлялось в рамках существовавшего советского законодательства, определявшего комплекс карательных мер. ВЦИК постоянно требовал «учитывать национальные особенности при проведении расследования и при рассмотрении уголовных дел по обвинениям против граждан, принадлежавших к какой либо из горских национальностей Северного Кавказа» (ЦГА РКБ. Ф. Р-8, оп. 1, д. 152, л 28). В этих условиях в 1920-е годы заметно возрастало участие немцев, проживавших в национальных автономных областях, в советском и национально-государственном строительстве. Они не только занимались организацией советов, исполкомов, революционных комитетов, но и участвовали в работе съездов советов. Уже в 1921 году в колонии Гнаденбург сложилась активная группа членов Совета, уделявшая особое внимание организации земледелия на территории колонии, обеспечению хозяйств посевным материалом. Вопросы общего характера, как правило, обсуждались на общих собраниях граждан колонии, проходивших под руководством Готье Зингера, Шилейна, Леонарда Балмеймера, Георга Розендауэра, Генриха Штеинмана, Адама Гассена и других (ЦГА РКБ, Ф. 85 оп. 1, д. 8, л. 12).

Решением многих вопросов советского строительства занимался и Совет колонии Бруненталь, входивший в административное подчинение селения Светловодское Нагорного округа КБ АО. В Светловодском на середину 1920-х годов числилось 72 усадьбы (386 чел.), в селе Бруненталь – 28 усадеб. (ЦГАКБР. Ф. 236, оп. 1, д. 26, л. 84 об.).

Немцы колонии Бруненталь выступили за создание самостоятельного исполкома, что, по их мнению, содействовало бы эффективному решению хозяйственных вопросов, защите интересов немецких крестьян. В связи с этим руководители колонии обратились 9 августа 1924 года с письмом в исполком Совета автономной области. На местах уже велась работа в этом плане.

В Нальчикском округе, а затем и в автономной области, немцы считались умелыми организаторами производства молочной продукции. Облисполком не преминул воспользоваться этим в масштабе области. 20 июля 1928 года Президиум исполкома рассмотрел вопрос об учреждении контрольного товарищества по молочному хозяйству в селе Гнаденбург Мало-Кабардинского округа, что содействовало решению важной задачи организации молочного производства на промышленной основе (ЦГАКБР. Ф. Р-3, оп. 2, д. 278, л. 226).

По данным переписи 1926 года в Закавказье и на Северном Кавказе (РСФСР) проживало 25 327 немцев, из них мужчин 11 678, женщин – 13 649, в городах – 17 525 чел., в сельской местности трудились 7 802 человека. Экономические трудности ощущались повсеместно. Решение хозяйственных вопросов играло главенствующую роль. Поэтому любые преобразования вызывали реакцию и среди населения колоний немцев в КБ АО. Так, в связи с тем, что Джавашские высоты юртового отдела села Сармаково были непригодны под хлебопашество, возникала необходимость их обмена (1300-1500 десятин) на земли Зольских пастбищ. Это сокращало размеры земельных массивов в районе р. Псыншако и затрагивало интересы жителей колонии Бруненталь (ЦГКБР. Ф. Р – 236, оп. 1, д. 1, л. 98 об.).

На строгом учете находились имевшиеся скудные материальные ресурсы в колониях. Они десятки раз перераспределялись среди селений. Областные и окружные органы советской власти стремились облегчить материальное положение жителей колоний.

30 декабря 1924 года окружной совет Нагорного округа КБАО на заседании, где присутствовали от колонии Бруненталь Петри и Кукель, рассмотрел вопрос о распределении среди населения семенного зерна для посевов весной 1925 года. В связи с этим округу были выделены 21 300 пудов семян, 2000 пудов из них селению Светловодское, колонии Бруненталь овса – 200 пудов, проса – 120 пудов, кукурузы – 760 пудов, подсолнуха – 80 пудов. Для того времени это была значительная помощь. Фактически с середины 20-х годов XX века эта акция проводилась ежегодно, что помогало выходить из кризисного состояния экономике округов и отдельных селений, включая немецкие.

В запущенном состоянии в округе, а затем и в автономной области, находилась сфера образования немцев. Хотя органы власти и уделяли этому внимание, однако не хватало средств. Ситуация изменилась лишь во второй половине 20-х годов.

По данным облисполкома Совета КБАО, количество детей школьного возраста составляло 15 740 – кабардинцев, 3474 – балкарцев, 3328 – русских, 316 - немцев, 291 – евреев, 583 – осетин, 316 – калмыков, 343 – прочих этнических общностей.

Вопросы образования активно обсуждались в 1927-1928 годах. Важную роль сыграло заседание Президиума облисполкома от 3 сентября 1929 года (Протокол № 89), на котором было принято решение «О введении в некоторых районах области обязательного обучения детей школьного возраста» (докладчик Камбиев), в т.ч. в селах Гофнунгсфельд, Гнаденбург, Александровское, Грабазец, Эбен-Эдер (ЦГА РКБ. Ф. Р-3, оп. 2, д. 286, л.13).

Президиум констатировал: «Принимая во внимание весьма значительную численность населения КБАО, сравнительно с другими национальными областями, национальную пестроту ее, чрезвычайно низкий культурный уровень, особенно балкарцев и татов, выделяющихся даже на фоне общей отсталости горских народов Северного Кавказа, крайнюю неудовлетворительность школьных помещений, как в политическом отношении, так и в отношении несоответствия своему назначению, в недопустимой тесноте и скученности, признать состояние школьного строительства в области катастрофическим…» (ЦГА КБР, Ф. Р-3, оп. 2, д.278, л. 58).

Тем не менее, ситуация налаживалась, особенно в школах немецких колоний. Отношение немцев к образованию не оставалось незамеченным среди населения автономной области вообще и оставалось надолго в сознании граждан. И много лет спустя вклад немцев в развитие экономики и культуры оценивался высоко.

По мере развития советской государственности в 1930-е годы улучшалось положение и населения немецких колоний. Однако события начала 1940 года, связанные с депортацией немцев, надолго прервали эти процессы и не могли не причинить ущерба общему состоянию немецкого населения, проживавшего ранее на территории КБ АССР. В документе о депортации читаем:

П О С Т А Н О В Л Е Н И Е
Государственного Комитета Обороны
О переселении немцев из Краснодарского, Орджоникидзевского краев, Тульской области,
Кабардино-Балкарской и Северо-Осетинской АССР

Москва, Кремль                                                                                                        21 сентября 1941 г.
№ ГКО-398 сс

Государственный Комитет Обороны Союза ССР постановляет:

1. Переселить немцев из Краснодарского края 34 287 человек, из Орджоникидзевского края – 95 489 человек, из Тульской области – 3 208 человек, из Кабардино-Балкарской АССР – 5 327 человек, из Северо-Осетинской АССР – 2929 человек.

2. Руководство переселением возложить на НКВД СССР.

3. К переселению из перечисленных республик, краев и областей приступить с 25 сентября и закончить к 10 октября с.г.

4. Расселение в новых местах производить путем вселения в существующие колхозы и совхозы и расселения переселяемых на новые места с использованием всех существующих строений в сельских местностях и путем уплотнения населения.

5. При отсутствии жилого фонда и хозяйственных построек в местах расселения произвести строительство домов силами переселяемых. Городских жителей расселить в районных центрах и других городах, кроме республиканских и областных.

6. Разрешить переселяемым брать с собой личное имущество и продовольствие на путь следования до 200 килограммов на каждого члена семьи.

7. Принадлежащие переселяемым постройки, сельскохозяйственные орудия, скот и зернофураж сдаются комиссиям в составе представителей: местного исполкома, Наркомзема СССР, Наркоммясомолпрома СССР, Наркомата Заготовок и восстанавливается на месте расселения, в соответствии с утвержденной СНК СССР, Наркомземом СССР и Наркоммясомолпромом СССР.

Постройки колхозам и колхозникам восстанавливаются в местах расселения путем предоставления льготных домов. Переселяемым, которым не будут предоставлены в местах вселения дома, выдается на постройку, а в необходимых случаях, и на ремонт домов, кредит по линии Сельхозбанка в размере до 2 000 рублей, сроком на пять лет и 3-х процентов годовых, с погашением полученного кредита со второго года после получения ссуды.

8. Обязать НКС (т. Каганович) произвести перевозку всех переселяемых из Краснодарского, Орджоникидзевского краев, Тульской области, Кабардино-Балкарской и Северо-Осетинский АССР в срок с 25 сентября по 10 октября т.г., организовав подачу вагонов по графику, составленному совместно с НКВД СССР. Питание переселяемых в пути возложить на Наркомторг СССР (тов. Любимов) в пунктах по указанию НКВД СССР.

9. Медицинское обслуживание переселяемых в пути возложить на Наркомздрав СССР (тов. Митерев), для чего по заявке НКВД СССР выделить медицинский персонал, медикаменты и медицинский инвентарь.

10. Отпустить из резервного фонда СНК СССР НКВД СССР на расходы по переселению 38 110 000 рублей и СНК Казахской ССР 15 000 000 рублей на прием и расселение переселенцев.

11. Возложить на председателя СНК Казахской ССР (тов. Ундасынов) и секретарей КП(б) Казахстана (тов. Скворцов) организацию приема, расселения и хозяйственного устройства переселяемых.

12. Разрешить СНК Казахской ССР мобилизовать нужное количество авто-гужтранспорта местных организаций и колхозов для перевозки переселяемых от станции разгрузки до места поселения.

13. СНК СССР отпустить по заявке СНК Казахской СССР дополнительное количество горючего (бензин) для автотранспорта, обслуживающего перевозку переселенцев.

Председатель Государственного
Комитета Обороны                                                                                                               И. Сталин

Судьба немцев, проживавших ранее на территории Кабардино-Балкарской АССР, сложилась таким образом, что им пришлось позже разделить участь спецпереселенцев с народами КБ АССР уже в Казахстане и республиках Средней Азии. Об этом в своих воспоминаниях с особой теплотой пишет балкарец М. Уянаев:

«С балкарами проживали представители многих народов – чеченцы, ингуши, курды, корейцы, крымские татары, западные украинцы, немцы…» Что касается немцев, то М. Уянаев отмечает их «пунктуальность, тщательность, чистоплотность; немцев – высококлассных кузнецов, строителей, механиков…» (См. Вспоминает М. Уянаев. // Балкария. Депортация. Вып. 2. Свидетельствуют очевидцы. Нальчик, 2004. С. 40-41)

Journal Senator — Журнал СЕНАТОР


 

® Федеральный журнал «СЕНАТОР». Cвидетельство №014633 Комитета РФ по печати (1996).
Учредители: ЗАО Издательство «ИНТЕРПРЕССА» (Москва); Администрация Тюменской области.
Тираж — 20 000 экз., объем — 200 полос. Полиграфия: EU (Finland).
Телефон редакции: +7 (495) 764-49-43. E-mail: senatmedia@yahoo.com.


© 1996-2017 — В с е   п р а в а   з а щ и щ е н ы   и   о х р а н я ю т с я   з а к о н о м   РФ.
Мнение авторов необязательно совпадает с мнением редакции. Перепечатка материалов и их использование в любой форме обязательно с разрешения редакции со ссылкой на журнал «СЕНАТОР» ИД «ИНТЕРПРЕССА». Редакция не отвечает на письма и не вступает в переписку.