ПОТЕРЯННОЕ ПОКОЛЕНИЕ | Так называли в конце 80-х нынешних сорокалетних
журнал СЕНАТОР
журнал СЕНАТОР

ПОТЕРЯННОЕ ПОКОЛЕНИЕ?..


 

 

ФРЕД ИСКЕНДЕРОВ,
главный редактор журнала.


 

 

 

Journal Senator — Журнал СЕНАТОР

Бенцион Рахамимов
«Потерянное поколение» — так называли в советском обществе в конце восьмидесятых нынешних сорокалетних. Но сегодня на таких сорокалетних держится вся Россия — от президента, управляющего основными рычагами государства, и до миллионов простых налогоплательщиков — людей своего дела. Один из представителей «потерянного поколения» — наш собеседник, Бенцион Рахамимов. Он живёт и работает в Надыме.
Кто он, Рахамимов?..
На этот вопрос знающие его люди отвечают по-разному. Кто-то называет его бизнесменом, а кто-то аграрником, строителем, специалистом финансового дела… Дело в том, что Строительное проектное объединение, которым руководит Рахамимов, занимается разносторонней деятельностью — от строительства и ремонта жилых домов и крупных объектов до взращивания помидоров и огурцов. К примеру, новый и современный Салехардский аэровокзал международного класса является ярким примером того, как работают специалисты этого объединения. Главная их черта — профессионализм, высокий уровень качества выпускаемых в эксплуатацию объектов и творческий подход к делу. Следует заметить: заказ на строительство аэровокзала был получен в результате серьёзной конкуренции со стороны крупных российских и зарубежных фирм.

«СЕНАТОР»: Бенцион Явдоевич, а Вы думали когда-нибудь, что сделаете карьеру именно на поприще предпринимательства?
Бенцион Рахамимов:
Нет, я не помню, чтобы мечтал о собственном деле. Но так случилось, что в 1989 году я остался без работы. Товарищи-коллеги, узнав о моем положении, предложили поработать на их частном предприятии. Помните, тогда кооперативное движение было в разгаре, и я вскоре решил организовать своё дело. Попробовал применить на своём производстве вторую модель хозрасчёта, предложенного академиком Абалкиным. Дело пошло и захватило меня и тех людей, с кем я начал работать.
Я вообще считаю, что самое ценное для человека в жизни — это реализация собственных идей, когда все задуманное тобой становится реальностью.
Салехардский аэровокзал Бенциона Рахамимова

«СЕНАТОР»: Как правило, таких людей называют «трудоголиками»?
Бенцион Рахамимов:
Сам я называю себя простым русским словом «работяга». Хотя тут самое главное не стать рабом. Заложниками мы уже стали — заложниками системы взаимоотношений.

«СЕНАТОР»: Что Вы имеете в виду — «стали заложниками»?
Бенцион Рахамимов:
Я имею в виду нецивилизованные взаимоотношения, порождённые нашей системой...
Понимаете, сколько бы ни говорили, что Россия многопартийная страна и является демократическим государством, в ней, тем не менее, нет ни цивилизованного парламента, ни настоящих партий.
Вот посмотрите на Надым — это один из многих провинциальных городов России. Здесь нет ни многопартийности, ни политической борьбы, здесь люди живут в другом измерении, другими понятиями и совершенно другими заботами, нежели те, о которых пишут журналисты московских изданий. Все это не относится к нашему городу. Политические свары — они только в Москве, мы слышим о них только по радио и телевидению. Надымчан волнуют простые земные проблемы и ежедневные заботы о своих близких. А жить в нашем городе тяжело, учитывая экстремальные условия этих мест...
Вот почему я говорю, что мы стали заложниками системы. Не так должно быть в нормальном государстве и цивилизованном обществе!

«СЕНАТОР»: Наверное, будущие исследователи нашего общества скажут, что во многом мы сами виноваты. В частности, в том, что у нас сейчас такое государство. Как Вы кратко охарактеризовали бы нашу общественную систему?
Бенцион Рахамимов:
Это система обмана, построенная только на словах о прекрасной жизни!

«СЕНАТОР»: Не слишком ли мрачную картину Вы рисуете?
Бенцион Рахамимов:
Да что вы! Окажетесь на моем месте хотя бы на один день, испытаете на себе все то, что нам приходится испытывать и преодолевать каждодневно, и этого хватит для того, чтобы Вы пришли к тем же выводам.
Салехардский аэровокзал Бенциона Рахамимова

«СЕНАТОР»: Бенцион Явдоевич, по национальности Вы еврей, а ведь многие евреи, когда стало возможно, уехали из России — кто в Израиль, кто в другие страны. А Вы выбрали себе Крайний Север, где условия жизни на самом деле экстремальные. Ведь не каждый человек может и жить здесь, и найти себе дело по душе...
Бенцион Рахамимов:
На этот вопрос можно было бы ответить просто: я не делю людей на белых, черных или голубых, не существует для меня и проблемы национальной принадлежности человека.
Почему я не уехал? Понимаете, я вырос в России, воспитан на русской культуре. Родился в Дербенте, в Дагестане. После школы учился в строительном техникуме, затем закончил строительный факультет политехнического института в Махачкале. По распределению оказался здесь, и с тех пор живу и работаю в Надыме.
Человек интересен, прежде всего, своими качествами, делами, а не своею национальной принадлежностью. Русский он или еврей, татарин, бурят... Неважно. И то, что многие люди куда-то уезжают, считаю одним из прав человека: каждый волен выбирать на нашей маленькой земле место для своего проживания. Когда-нибудь человечество придёт к тому, что не будет такой проблемы. Я думаю, и у нас рано или поздно возникнет такое общество, где никого не будут спрашивать о его национальности или вере.
Сегодняшняя Европа стала во многом единой. Конечно, француз остался французом, немец — немцем, итальянец — итальянцем. Как такового единого государства там нет, но есть единые интересы: экономические, культурные, социальные, военные и прочие. И там, где национальное самоутверждение стало основополагающим в человеческих взаимоотношениях — на Ближнем и Дальнем Востоке, в Средней Азии и, к сожалению, у нас, на юге России, — там льётся кровь.
Мир, в котором мы живём, един, а наш земной шарик хрупок и мал, а мы забыли, что надо его беречь. Верю, что люди придут к пониманию простой истины: надо беречь землю и жить на ней дружно, не теряя, конечно, то культурное наследие, которое есть у каждого народа, у каждой нации, сохраняя национальные традиции и заветы своих предков. Поэтому то, что я еврей, и то, что я на Крайнем Севере, не должно вызывать вопросов. Ну почему украинцы могут быть здесь, а евреи нет? Наконец, почему евреи не могут быть там, где им хорошо живётся?!

«СЕНАТОР»: Вы же по образу мысли — философ... А как Вы объяснили бы причины нынешнего бедственного положения людей в нашей стране? Многие страдают из-за отсутствия работы, хлеба насущного, а порой и крыши над головой — те же старики-пенсионеры, многие их которых в конце своей жизни оказались просто на грани выживания. А проблемы молодых людей, нашего подрастающего поколения — наркомания, проституция, преступность! Государство — государством, а Вы как предприниматель что могли бы предложить для выхода из этой ситуации?
Бенцион Рахамимов:
Прежде всего, я считаю, чтобы наладить жизнь в нашей стране, надо начать требовать с самого себя и работать над самим собой. И то мы часто предъявляем претензии ко всем — к правительству, думе, президенту. А сами?
Простой пример: сильный мороз, на лётном поле пассажиры стоят у трапа и ждут. Когда стюардесса пригласит их в тёплый салон самолёта. Однако её нет, все терпеливо ждут: и женщины с сумками, и дети малые, и старики с больным сердцем. А в это время красотка-стюардесса пьёт чай, обсуждая телесюжет, что все сидящие наверху — плохие. При этом она забыла, что её на морозе ждут люди — а ведь Вы знаете, какие у нас зимою бывает холода!
Вот почему я думаю, что каждый человек на своём месте должен дело делать. У такой страны, как Россия, — великое будущее, и живущие в ней народы достойны счастливой и обеспеченной жизни. Будет ли оно таким, зависит от каждого из нас. Посему и следует начинать с себя самого. И самое главное: если мы хотим получать пенсию, хотя бы иметь на этом надежду в своём недалёком будущем, мы должны думать о сегодняшней молодёжи. Помочь им обрести все то, что в жизни даст им возможность крепко стоять на ногах. Поэтому одна из моих забот и забот всех моих соратников — оказание помощи подрастающему поколению — мальчикам и девочкам. В Надыме их много, они очень перспективные, умные, способные, и чем они не достойны, чтобы быть нашими преемниками, на которых мы в жизни когда-то можем опереться!
Сейчас мы входим в рыночную экономику, которая действует по своим законам. Нам надо изучить эти законы, и по ним уже строить политику в России. Пока что у нас все происходит наоборот: экономика строится на основе политики. А чему это привело за предыдущие 70 с лишним лет, мы знаем не понаслышке. Но и за последние годы мало что изменилось в этом отношении. Не могут до сих пор многие политики понять самого главного: никакая экономика не будет работать, если все мы не станем выполнять одни и те же правила игры в экономике. А для этого крайне необходимо цивилизованное, продуманное до мелочей законодательство в экономической сфере, которое будет учитывать интересы всей страны и её особенности.
Салехардский аэровокзал Бенциона Рахамимова

«СЕНАТОР»: А что значит «начать с самого себя»? Есть ли в нашей стране такие люди, которые уже прошли трудный путь самопознания и становления как личности, и готоВы к жизни, и к работе в новых экономических условиях?
Бенцион Рахамимов:
Конечно, есть. Но, к сожалению, больше других. Слишком много появилось болтунов, обманщиков, необязательных людей. Скажем, выполняю я ту или иную работу, а мой заказчик не платит мне, потому что ему, в свою очередь, не может заплатить его заказчик. И так по цепочке все друг друга обманывают, все становятся жертвами необязательности других. А в экономике все взаимосвязано. И если твой партнёр безответственный человек, рушится все.
На сегодня мы, благодаря строительству, заработали достаточно средств, а наши основные должники — это администрация Надыма, структуры «Газпрома» и администрация ЯНАО. Как любое работающее предприятие, мы должны платить все, что нужно по закону — налоги, зарплату рабочим, а также закупать технику, расширять производство. Наш баланс на бумаге даже чуть-чуть положительный, чуть прибыльный, доходный, а по факту — средств нет. Потому что нам должны многие заказчики, а у них нет живых денег.
Конечно, я буду работать и дальше, если мой труд нужен. Но ведь это ненормально, когда все рассчитываются лишь взаимозачётами — разве это по правилам рыночной экономики? Нас душит эта система, не даёт нам возможности выбора и манёвра. Если после выплаты налогов я не имею средств на зарплату своим рабочим и специалистам, значит, либо я плохо и неправильно работаю, и должен быть банкротом, либо существующая в государстве практика мешает мне нормально работать. В нынешних условиях нас искусственно подталкивают к банкротству, а в конечном счёте — к банкротству толкают всю страну в целом.

«СЕНАТОР»: Вы и строитель, и банкир, и специалист по ценным бумагам, и аграрник.... Это лишь краткий список направлений вашей деятельности, в которой, как я узнал, участвуют около тысячи человек...
Бенцион Рахамимов:
Уж кем бы я себя не осмелился назвать, так это банкиром. Скорее, я оператор банковского дела, то есть выполняю чисто механические функции для совершения каких-то операций. Потому что в России в классическом смысле банковская система отсутствует. Я об этом говорил ещё несколько лет назад и, к сожалению, по сегодняшний день ничего не изменилось.
Что же касается сельского хозяйства, то я здесь являюсь приверженцем такой идеологии: заниматься делом на земле всегда было выгодно и рентабельно, даже в экстремальных условиях Крайнего Севера. И совершенно не праВы те, кто утверждают, что эта сфера бизнеса у нас не может быть рентабельной, что она заведомо убыточна. Так может говорить лишь человек, который не знает ни землю, ни проблем, связанных с её освоением. Разве первобытный человек думал о том, надо ли заниматься земледелием? Он просто начал копать землю, сеять, выращивать, и Земля его кормила.
Свои земли мы опустошили невниманием, неумением обращаться с ними. Поэтому на своём примере я хотел и себе, и другим доказать, что если любить землю, то она всегда ответит человеку своею щедростью и богатством. Повторюсь: и здесь, на Крайнем Севере, тоже. Страна, которая не может себя прокормить, не может быть подлинно свободной и независимой, даже имея крылатые ракеты и ядерные боеголовки.
Если бы у меня были финансовые возможности или же я смог бы добиться инвестиций, то значительно расширил бы своё тепличное хозяйство. Это выгодное дело. Другой вопрос, как создать такие условия, чтобы человеку было выгодно заниматься землёй. Уверен, что если бы в первые годы перестройки главный упор был сделан на сельское хозяйство, то результаты реформ были бы удивительными — мы ушли бы вперёд намного дальше, чем сейчас. Тогда многие люди, которые мечтают о свободном труде, посвятили бы себя земле. Сейчас наш агропромышленный комплекс находится в полном упадке, а всех земледельцев довели «до ручки».
Салехардский аэровокзал Бенциона Рахамимова

«СЕНАТОР»: Бенцион Явдоевич, Вы строите много различных объектов в округе. Какие из них наиболее интересны и близки вам?
Бенцион Рахамимов:
Надо сказать, что я не сужу о своих стройках исключительно по объёму работы. Есть работа понятная и простая, но есть и такая, что близка твоей душе, и тогда здания возводятся с великим удовольствием и творческим подъёмом. Правда, иногда получается так, что от задуманного по проекту на деле ничего не остаётся, и все приходится менять по ходу дела из-за прихотей заказчика. Я не могу сказать, что по жизни я некомпромиссный человек, но есть определённые границы, за которые переходить нельзя. Когда же удаётся сделать то, что задумал, и я вижу, что мы, что называется, «попали в яблочко», это приносит огромное творческое удовлетворение, радость, от труда.
Строим мы и совсем маленькие здания, и большие такие, например, как аэровокзал в Салехарде. А сегодня их не возводят. Это очень интересное сооружение. Хотя первоначальный проект был намного лучше. Что поделать, заказчик всегда прав...

«СЕНАТОР»: Когда приезжаешь в Надым, видишь его улицы и площади, трудно поверить, что он построен в тундре. Здания отличаются своей оригинальностью, многие из них выполнены на современном европейском уровне...
Бенцион Рахамимов:
Надым являет собой замечательный пример архитектурной науки и отвечает всем требованиям современного градостроительства. Газовики действительно построили здесь настоящий райский уголок, где созданы все условия для полноценной и нормальной жизни людей, работающих и живущих в тяжёлых климатических условиях. Это чудо архитектурного мышления. Среди суровой природы создан островок цивилизации. Красивые современные здания украшают город, делают его неповторимым.
Мне раньше казалось, что для украшения улиц достаточно использовать какие-то цветовые штрихи, облагородив фасады домов. Но сейчас я думаю, что одного этого недостаточно. Потому мы решили, что монотонность городского пейзажа надо разнообразить архитектурными «оазисами». И не ошиблись.
Хотя при этом город сохранил тот образ, который был ему дан изначально. Это своего рода дань его первостроителям. Когда смотришь на него с высоты птичьего полёта, в панорамном измерении, понимаешь, что он построен очень сильными по духу людьми. Ведь создать за несколько десятилетий здесь, в тундре, столь красивый и удобный для жизни город, могли только сильные и красивые люди.

«СЕНАТОР»: Я знаю, что Вы строите не только в Тюменской области, но и в других регионах. Почему? Не хватает объёмов работы здесь?
Бенцион Рахамимов:
Да нет! Я считаю, чтобы быть полностью востребованным на рынке строительных услуг, мы должны работать там, где есть работа. Мы с готовностью возьмём заказ в любой точке России, будь то Владивосток или Калининград, Крайний Север или юг страны. Ведь это рынок, и если есть спрос — надо его удовлетворять. Иначе другие займут твоё место. Почему турки, финны или югослаВы строят по всему земному шару, а мы, русские строители, не можем работать так же?

«СЕНАТОР»: Каковы, по-вашему, ближайшие перспектиВы строительного рынка в России?
Бенцион Рахамимов:
Если страна пойдёт по нормальному пути и финансово-экономическая ситуация стабилизируется, для строителей откроются бескрайние возможности. Объёмов работы хватит не только на мой век — а мне 44 года, — но и нашим внукам, и правнукам.
Кроме того, практически всему жилому фонду в нашей стране необходим капитальный ремонт, большинство городов построено более 40 лет назад. Они должны быть возрождены в соответствии с требованиями современного градостроительства. Если экономика оживится, то огромные инвестиции потекут в строительство промышленных, социально-культурных, офисных, жилых объектов, дорог.
Я предсказываю настоящий бум на российском строительном рынке, который, в свою очередь, позволит дать мощный импульс развитию всей нашей экономики. При этом особая роль будет отводиться архитектурной выразительности зданий, улиц, городов. Ведь наши мастера оставили нынешним архитекторам огромный опыт и море возможностей. Вспомните: многие замыслы русских зодчих начала 20-х годов, в том числе и так называемый конструктивизм, нашли своё воплощение во всем мире. Это мало кто знает, но чуть ли не все современные здания в европейских городах построены на их идеях. В России много интересных, талантливых архитекторов, и я верю, что он вернут былую славу нашему градостроительству.
Салехардский аэровокзал Бенциона Рахамимова

«СЕНАТОР»: Бенцион Явдоевич, Вы и по московским меркам — крупный бизнесмен. Почему же Вы не стремитесь обзавестись всеми атрибутами современного предпринимателя? Говорят: театр начинается с вешалки, а современный бизнес — с офиса. А у вас он более чем скромный, да и ездите Вы не на «мерседесе», а на стареньком «уазике»...
Бенцион Рахамимов:
Человек должен быть интересным своими делами, а не внешними атрибутами. Это, конечно, совсем не значит, что мне не хотелось бы иметь современный офис. Но аморально думать об этом, если я не всегда вовремя плачу зарплату своим сотрудникам. Скажу честно: у нас есть эскизы проекта, по которому мы мечтаем построить для себя хорошее здание. Но для этого нужны средства.
Что касается автомобиля, то меня вполне устраивает старый «уазик». Конечно, «мерседес» — комфортная машина, но она нашему делу никоим образом не поспособствует, как и мне ума не прибавит. Лучше я куплю ещё один автокран или станок. Так что с «мерседесом» подожду до лучших времён

Journal Senator — Журнал СЕНАТОР